Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-42

А вот теперь КОНЕЦ!
УРАААА!



Устраивать вечеринки волшебники Невидимого Университета умели, как никто. Даже Пепе и мадам Шарн[26] были впечатлены. Тем не менее, бизнес есть бизнес, им следовало подумать о Джульетте.
- Что-то я её не вижу, - сказала мадам Шарн.
- А я, кажется, наоборот, встретил недавно сразу двух Джульетт, - поделился впечатлениями Пепе. – Ох, эти парни умеют развлечься… Столь впечатляющей сырной тарелки я никогда в жизни не видал. Ради такого я почти готов примириться с обетом полового воздержания.
- О, неужели?
- Нет уж. Кстати, дорогая, ты обратила внимание на высокого волшебника, который постоянно на тебя пялится?
- Это профессор Бенго Макарона. Ты думаешь, он… - начала мадам.
- Без тени сомнения, дорогая. Я знаю, у него коленки повреждены, но вряд ли это послужит серьёзным препятствием.
Мадам снова повернулась, осматривая толпу в поисках блестящей фигурки.
- Надеюсь, наша юная модель не увлеклась какими-нибудь шурами-мурами.
- Это вряд ли. Её постоянно окружает толпа поклонников.
- Всё равно, возможность есть.
На самом деле, Трев и Джульетта сидели в это время на тёмной Ночной Кухне.
- Я поеду за тобой куда угодно, - сказал Трев. – И там найду, чем заняться, не волнуйся.
- Нет, ты должен остаться здесь и заняться футболом, - возразила Джульетта. – Знаешь, что люди говорят, там, в зале? Что Дэйв Вроде твой отец.
- Ну, так оно и есть.
- Раньше они говорили, что ты его сын.
- Ладно, ты права. Наверное, следует маленько в футбол потренироваться. Только вряд ли у меня опять прокатит трюк с жестяной банкой.
Они поцеловались.
Здесь и сейчас это было всё, в чём они нуждались.
Тем не менее…

Гленда и Орехх тоже искали местечко потише, и, предпочтительно, потемнее. К счастью, она случайно обнаружила в кармане передника пару билетов, которые туда сунул доктор Икоц, не прекращавший попыток погрузить мир во тьму и отчаяние при помощи любительских театральных постановок, в данном случае при помощи "Невезучих", театр Сестричек Долли, за авторством Хвела Драматурга. Так они и просидели весь спектакль, рука в руке, в торжественном молчании, ощущая как мелкие волны постепенно сближают их все больше и больше. А потом обсуждали спектакль, гуляя по городу и осторожно обходя развесёлые компании пьяных в хлам футбольных болельщиков.
- Что думаешь? – спросил Орехх. – О спектакле, я имею в виду.
- Не очень-то романтично, - ответила Гленда. – Честно говоря, глуповато даже.
- Странно, это пьеса считается самой романтичной из написанных в последние полстолетия, - заметил Орехх.
- Неужели? Но какой пример она подаёт молодёжи? Неужели никто в Колении, даже в те давние дни, не знал, как проверить пульс? Мне кажется, пьеса вполне могла бы преподать зрителям небольшой урок первой помощи. Даже обычное карманное зеркальце запросто поможет отличить живого от мёртвого, а кроме того, на теле есть масса вполне приличных мест, где можно пощупать пульс.
- Я думаю, дело в том, что никто из героев не думал о себе, - сказал Орехх.
- Никто из них вообще не думал, - отрезала Гленда. – И меньше всего они думали друг о друге как о нормальных людях. Немного здравого смысла, и все остались бы живы. В этой пьесе всё выдумки, как в книжках. Вряд ли разумный человек стал бы вести себя так, как они.
Он сжал её руку.
- Порой ты говоришь прямо как Её Светлость, - сказал он. – И это напоминает мне.
- О чём?
- О том, что пора встретиться с моей создательницей.

Энди Шэнк, спотыкаясь, брёл по ночным переулкам, пребывая в святой уверенности, что ему ничто не грозит, потому что здесь нет никого страшнее него. Как оказалось, он ошибался.
- Мистер Шэнк?
- Ты кто? – он резко обернулся, инстинктивно сунув руку за пазуху, за своим новым кинжалом.
Но другой нож, серебристый и узкий, уже сверкнул дважды, а мастерский удар в голень поверг Энди на землю.
- Я! Я счастливый конец истории. Можешь звать меня доброй феей. Не волнуйся, ты снова сможешь видеть, когда сотрёшь кровь с глаз. И, как говорится, тебе никогда больше не придётся платить за себя в баре, хотя, подозреваю, ты и так никогда не платил.
Нападавший небрежно прислонился к стене дома.
- Почему я так поступил с тобой, мистер Шэнк? Потому что я ублюдок. Тот ещё урод. Мразь. Они отпустили тебя, потому что незлые по натуре люди. Для равновесия нужен кто-то вроде меня. Таких как ты я встречал ещё до твоего рождения. Мучители, забияки и воры. О да, воры. Вы крадёте чужое достоинство. Вы крадёте спокойствие. Теперь об Ореххе. Да, он орк, и, я слыхал, умеет одними словами делать людей лучше. Что ж, я говорю: так тому и быть. Он просто гений, раз может такое. Но в моей чёрной книжечке отмечены все должники, и я решил, что твой долг не уплачен. Так что тебе пришлось вновь повстречать Пепе, просто чтобы сказать "Привет!" Если я тебя снова встречу, никто не сможет собрать все кусочки, помяни моё слово. Но поскольку я не совсем уж гад, вот тебе кое-что, обтереть твои раны.
Рядом со стиснутой в кулак рукой Энди что-то мягко шлёпнулось на землю.
Энди, заливая кровью и соплями мостовую, быстро пошарил вокруг, слушая затихающий стук лёгких шагов и мечтая только об одном: протереть глаза и стереть мечты о мести из своего сердца. В общем, в данных обстоятельствах ему следовало быть поосторожнее и не тереть лицо половинкой лимона.

Думаете, это конец?

Прискорбно, но факт: когда два человека ужинают за очень длинным столом, они неизбежно норовят сесть на дальних концах по его длинной оси, что весьма затрудняет диалог, не говоря уже о том, чтобы предать солонку. Увы, кажется, даже лорд Ветинари и леди Марголотта не стали исключением из этого правила.
С другой стороны, оба они ели очень мало, так что в передаче солонки не было особой необходимости.
- Кажется, ваш секретарь очарован моей библиотекаршей, и пользуется взаимностью - сказала леди Марголотта.
- Да, - согласился Ветинари. – Похоже, они увлечены обсуждением конструкции скоросшивателей. Он, кстати, сам изобрёл парочку новых способов.
- Ну, чтобы мир успешно функционировал, кому-то нужно и о скоросшивателях думать, - ответила леди Марголотта. – Она поставила на стол бокал и посмотрела на дверь.
- Вы, кажется, нервничаете, - заметил Ветинари. – Гадаете, что будет, когда он придёт?
- У него был сегодня длинный день, и весьма успешный, должна заметить. И что в итоге? Вы говорите, он пошёл смотреть любительский спектакль?
- Да, с весьма решительной юной леди, столь искусной в приготовлении пирогов, - подтвердил Ветинари.
- Вот как. – сказала леди Марголотта. – Он наверняка знает, что я здесь, но предпочёл компанию поварихи?
На губах Ветинари промелькнула слабая улыбка.
- Не поварихи. А гения среди поварих.
- Что ж, должна признать, я удивлена, - сказала Её Светлость.
- И раздражены? – подсказал Ветинари. – Может быть даже, немного завидуете?
- Хавелок, вы заходите слишком далеко!
- Вы ожидали иного? Кроме того, вряд ли вы не понимаете, что его триумф также и ваш.
- Я говорила вам, что видела их?
- Орков?
- Да. Жалкие создания. Обычно так говорят о гоблинах, и не удивительно, учитывая их привычку из религиозных соображений хранить собственные сопли, а также, честно говоря, практически всё остальное, в этом есть какая-то логика.
- Религиозная логика, по крайней мере, - промурлыкал Ветинари. – Весьма растяжимая штука, как и сопли.
- Игори сделали их из людей, вы знаете об этом?
Ветинари, не выпуская из рук бокала, прошёл к дальнему концу стола, чтобы взять перечницу.
- Не знал. Хотя теперь, когда вы сказали, вывод кажется вполне очевидным. Гоблины недостаточно злобные.
- И у них нет ничего, - добавила Марголотта. – Культуры, легенд, истории… Он может дать им всё это.
- Он воплощает всё, чем они не являются, - сказал Ветинари и добавил: - Но вы взваливаете на него непосильную ношу.
- А у меня она посильная? А у вас?
- Порой ощущаешь себя, как ломовая лошадь, - признал Ветинари. – Но со временем перестаёшь замечать этот вес, он просто становится образом жизни.
- Они заслуживают шанса, и воспользоваться им надо сейчас, пока в мире царит мир.
- Мир? – переспросил Ветинари. – Ах, да, припоминаю. Определяется как промежуток между войнами, используется для подготовки к новой войне.
- Откуда в вас столько цинизма, Хавелок?
Ветинари резко повернулся и снова неспеша зашагал вдоль стола к своему месту.
- Ну, в основном от вас, мадам, хотя заслуга не целиком ваша, потому что я довольно долго учился быть тираном этого города.
- Я считаю, что вы позволяете жителям слишком много свободы.
- Разумеется, позволяю. Вот почему я всё ещё тиран. Я всегда полагал, что единственный способ удержать власть – сделать нахождение на твоём месте кого-то другого абсолютно немыслимым. Я, конечно, буду всячески помогать вам. Рабов быть не должно, даже рабов инстинкта.
- Даже один человек имеет значение, - сказала Марголотта. – Взгляните хотя бы на мистера Сияющего, Алмазного Короля троллей. Взгляните на себя, в конце концов. Если человечество может пасть…
Ветинари резко рассмеялся.
- О, может, и ещё как.
- …тогда орки могут подняться, - закончила Марголотта. – Если это неправда, тогда лжива вся вселенная.
В дверь мягко постучали, и появился Барабантт.
- Мистер Орехх прибыл, сэр. – Объявил он и с явной неприязнью добавил: - С ним эта… женщина, которая готовит в университете.
Ветинари покосился на Марголотту.
- Да. Вам следует проводить его в Главный Зал.
Барабантт кашлянул.
- Полагаю, я должен проинформировать вас, сэр, что мистер Орехх прошёл во дворец сквозь надёжно запертые ворота.
- Он сорвал их с петель? – с явным энтузиазмом поинтересовался Ветинари.
- Нет, сэр. Он снял их с петель и аккуратно прислонил створки к стене.
- А, ну тогда у мира есть надежда.
- Что же охрана?
Барабантт покосился на леди Марголотту.
- Я взял на себя смелость вооружить их тяжёлыми арбалетами и незаметно разместить на галерее Главного Зала.
- Уберите их, - приказал Ветинари.
- Убрать их? – переспросила леди Марголотта.
- Уберите их, - повторил Ветинари, обращаясь прямо к Барабантту. Потом протянул руку Её Светлости. - Alea iacta est, так, кажется говорят? Жребий смерти брошен, Ваша Светлость, и мы оба должны взглянуть, как упадут кости.

- У тебя теперь будут неприятности? – спросила Гленда, когда они оба поднимались по ступеням парадной лестницы.
Пустой Главный Зал выглядел пугающе, потому что именно для этого и был создан.
- Почему ты просто не постучал, как обычный человек?
- Моя милая Гленда, я весьма необычный человек, и ты тоже.
- И что ты намерен делать?
- Сам не знаю. Что сделает Её Светлость? Трудно предсказать, хотя я в последнее время начал понимать, как она мыслит, и рассматриваю несколько любопытных возможностей.
Они смотрели, как два человека спускаются им навстречу по широкой лестнице, которая, кажется, тянулась вдаль через весь дворец. Эта лестница была рассчитана на сотни гостей, поэтому два человека казались на ней необычайно маленькими.
- А, мистер Орехх, - сказал Ветинари, когда почти достиг нижней ступени. – И мисс Эвфемизм, разумеется. Позвольте поздравить вас с удивительным, хотя и несколько неожиданным успехом Невидимых Академиков.
- Полагаю, вам следует вновь сильно изменить правила, сэр, - сказал Орехх.
- Как, например?
- Рефери требуются помощники. Один человек не может видеть всё, - сказал Орехх. – Ну и ещё кое-что. Хотя мистер Хряккетт поступил весьма благородно.
- А профессор Ринсвинд может стать прекрасным нападающим, если как-то заставить его прихватить с собой мяч, - добавил Ветинари.
- Я никогда не рискну сказать это в глаза Архиканцлеру, но ему больше подошла бы роль защитника.
- А кого вы тогда предлагаете поставить в нападение?
- Ну, Чарли, скелет из департамента Посмертных Коммуникаций, проявил себя на тренировках очень неплохо. В конце концов… - он помедлил, и продолжил: - …в конце концов, каждый из нас лишь тот, кем рождён, и не в силах изменить свою природу.
Они обернулись, услышав позади цоканье каблучков. Это была леди Марголотта.
Орехх слегка поклонился.
- Ваша Светлость. Надеюсь, вы в добром здравии.
- В отличие от вас, Орехх, - заявила леди Марголотта.
Орехх повернулся к Гленде.
- Как ты однажды сказала?
- Здоров, как бык, - ответила Гленда.
- Да, верно, я совершенно здоров, как бык, - сказал Орехх. – И зовите меня "мистер Орехх", будь так любезны, Ваша Светлость.
- Не желаете присоединиться к нам за ужином? – спросил Ветинари, очень пристально глядя на парочку.
- Нет, благодарю, нам недосуг, но спасибо за приглашение. У меня масса дел. Леди Марголотта?
- Да?
- Не могли бы вы подойти, пожалуйста?
Гленда следила за их лицами: слабая улыбка Ветинари, шок Её Светлости, уверенность Орехха.
Даже длинный чёрный плащ леди Марголотты, казалось, шуршит ядовито, когда она прошла последние несколько ступеней и остановилась перед орком.
- Я обрёл ценность? – спросил Орехх.
- Да, Орехх, обрели.
- Спасибо, - сказал Орехх. – Однако я понял, что ценность нельзя обрести раз и навсегда. Её нужно накапливать непрерывно. Вы просили меня измениться. Я изменился?
- Да, Орехх, изменились.
- И что мне делать теперь?
- Найдите орков, что живут в Дальнем Убервальде, и приведите их к свету из тьмы.
- На свете есть ещё орки, такие же, как я? – удивился Орехх.
- Несколько дюжин, не больше, - ответила Марголотта. – Хотя они совсем не такие, как вы. Жалкое племя.
- Разве это их надо жалеть? – спросил Орехх.
Гленда продолжала наблюдать за лицами. Леди Марголотта выглядела ошеломлённой.
- В Тёмные Времена свершилось множество тёмных дел, - наконец, сказала она. – Всё что мы можем – попытаться исправить это. Вы поможете?
- Всем, чем смогу, - ответил Орехх.
- Тогда научите их вести себя цивилизованно, - холодно заявила Её Светлость.
Орехх обдумал эту мысль.
- Да, полагаю, такое возможно, - сказал он. – А кого вы пошлёте учить цивилизации людей?
Ветинари расхохотался, но поспешно прижал ладонь ко рту.
- Ох, извините, - сказал он.
- Поскольку задача выпала мне, - добавил Орехх, - да, я отправлюсь в Дальний Убервальд.
- Пастор Овёс будет рад вновь увидеть вас, - сказала леди Марголотта.
- Он ещё жив?
- Да, конечно, он ещё вовсе не стар, и к тому же несёт с собой всепрощение. Полагаю, он будет очень рад вашей помощи. Фактически, в один из своих прискорбно нечастых визитов он как раз говорил мне, что будет рад предложить всепрощением вам.
- Орехх не нуждается в прощении! – возмутилась Гленда.
Орехх улыбнулся и похлопал её по руке.
- Убервальд очень дикая и опасная страна. "Всепрощением" зовётся знаменитый боевой топор пастора. Для пастора Овса битва со злом отнюдь не метафора. Именно "Всепрощением" он разбил мои цепи. Я буду рад и горд нести этот топор.
- Короли троллей и гномов окажут вам всевозможную помощь, - добавила Её Светлость.
Орехх кивнул.
- Но прежде я хотел бы попросить вас о небольшом одолжении, милорд, - сказал он, обращаясь к Ветинари.
- Просите.
- Я знаю, что городу принадлежат несколько лошадей-големов. Можно одолжить одну из них?
- Несомненно, - разрешил патриций.
Орехх повернулся к Гленде.
- Мисс Эвфемизм. Джульетта рассказала мне, что твое тайное желание – проскакать через Квирм тёплым вечером, и чтобы ветер играл в волосах. Мы можем отправиться прямо сейчас, я скопил немного денег.
В голове Гленды теснились сотни причин, по которым следовало отказаться. Обязанности, долги, бесконечные "надо". Тысяча и один повод сказать "нет".
- Да, - сказала она.
- В таком случае, не смеем больше отнимать у вас время, милорд, миледи, и направимся прямиком в конюшни.
- Но… - начала леди Марголотта.
- Полагаю, все что нужно сказать, уже сказано, - прервал её Орехх. – Я… мы вскоре снова навестим вас, когда закончим свои дела. Жду не дождусь этого момента.
Он кивнул и, сопровождаемый по пятам ошеломлённой Глендой, отбыл тем же путём, каким пришел.
- Мило, правда? – спросил Ветинари. – Вы заметили, как они держались за руки всё время?
В дверях Орехх обернулся.
- О, и ещё кое-что. Спасибо, что убрали арбалетчиков с галереи. Это было бы несколько… вызывающе.
- Хочу впить за ваш успех, Марголотта, - сказал Ветинари, когда шаги Орехха и Гленды затихли вдали. – Я ведь всерьёз собирался сделать мисс Эвфемизм предложение… стать моей личной поварихой. – Он снова вздохнул. – Ну да ладно, что такое пирог по сравнению со счастливым концом истории?

Думаете, это конец?

На следующее утро Думмер Тупс работал в Здании Высокоэнергетической Магии, когда в помещение прохромал Чудакулли. Его колено скрывалось под блестящей серебристой повязкой.
- Целебный Бандаж Шрапнеля, - объявил Архиканцлер. – Несложное заклинание. Пара дней, и я буду совершенно здоров. Мисс Герпес настаивала на чулке, но я сказал ей, что подобные перверсии меня не интересуют.
- Рад видеть, что вы не унываете, Архиканцлер, - пробормотал Думмер, не прерывая сложных вычислений.
- Вы видели утренние газеты, мистер Тупс?
- Нет, сэр. Из-за этого футбола я изрядно запустил свою работу.
- Возможно вас заинтересует тот факт, что прошлым вечером из так называемого Здания Ещё Более Высокоэнергетической Магии вырвалась курица ростом в семьдесят футов, и принялась бушевать на улицах Псевдополиса, преследуемая профессорами Бразенека, которые, я полагаю, сами по себе способны затерроризировать любой город. Генри только что прислал паническое семафорное сообщение, после чего вынужден был поспешно бежать.
- О, какая неприятность, сэр.
- Точно, точно, - поддержал Чудакулли. – Похоже, эта курица несёт яйца с просто фантастической скоростью.
- А, похоже на эффект квази-расшерения блита, самоприменившийся к живому организму, - заметил Думмер.
Его спокойный голос демонстрировал стальное самообладание.
Он перевернул страницу и принялся водить карандашом по колонкам цифр.
- Бывший Декан получил яйцом прямо по лицу, - добавил Чудакулли.
- Ну, я уверен, что профессор Турнепс скоро возьмёт ситуацию под контроль, - по-прежнему совершенно спокойно сказал Думмер.
Повисла неловкая пауза.
Наконец, Чудакулли спросил:
- И сколько времени продлится это "скоро", по-вашему?
- Каков размер яиц?
- От восьми до девяти футов.
- Они в скорлупе из солей кальция?
- О да, и весьма толстой, как мне доложили.
Думмер задумчиво уставился в потолок.
- Хмм, ну значит, всё не так уж плохо. Вот если бы скорлупа оказалась стальной, тогда пиши пропало. А так это обычная деволюция блита, ставшая следствием… некоторого недостатка опыта.
- А я-то думал, вы обучили профессора Турнепса всему, что сами знаете, - Чудакулли, впервые за долгое время, выглядел совершенно счастливым.
- Вероятно, сэр, он понял не всё, что узнал. Людям угрожает опасность?
- Волшебники приказали всем жителям сидеть по домам.
- Тогда, сэр, я соберу кое-какое оборудование, и мы сможем отправиться ещё до обеда.
- Я с вами! – заявил Чудакулли. Он посмотрел на Думмера. – И…
- Что? – переспросил тот и увидел, что Архиканцлер широко улыбается. – Да, я тоже думаю, что нам следует прихватить с собой иконографиста из "Таймс". Картинки очень пригодятся, для чисто образовательных целей, разумеется.
- Отличный план, мистер Тупс. Думаю, всех наших профессоров тоже надо пригласить в путешествие. Они добавят столь необходимый… - Архиканцлер щёлкнул пальцами. – Забыл слово.
- Кавардак? – предположил Думмер.
- Нет, другое.
- Аппетит? – сказал Думмер. – Вес?
- Что-то вроде… ах, да, авторитет. Да-да, кучу авторитета. Уж мы-то не станем попусту гонять по городу за странными птицами. Встретимся после обеда. У меня ещё масса дел.
- Да, Архиканцлер, - сказал Думмер. – О, гм, а как насчёт… обещанного им футбольного матча?
- К сожалению, нам, видимо, придётся подождать с этим, пока они не отстроят заново свой университет.
- Как жаль, Архиканцлер, - сказал Думмер.
Он продолжил вычисления, пока все цифры не заняли положенные места, убедился, что Архиканцлер ушёл, слабо улыбнулся (вы бы и не заметили эту улыбку, если не знали, чего ожидать), а затем раскрыл очередной толстый гроссбух.
Его ждал впереди ещё один прекрасный день.

А вот теперь КОНЕЦ!

------------------
[26] Которая внешне мало отличалась от большинства волшебников, и поэтому ощущала себя здесь вдвойне как дома.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →