Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-40

Страсти накаляются! Пратчетт - мастер интриги :)



Крики и яростное сопротивление доктора Икоца имели как минимум одно положительное последствие: он выиграл для своей команды небольшую передышку.
Воспользовавшись моментом, Гленда подбежала к растрёпанному и павшему духом Треву.
- Что стряслось, Трев? – спросила она. – Ты ведь был прямо перед воротами. Победа была уже у тебя в руках, то есть, в ногах, не важно.
- Мяч не слушается меня, - посетовал Трев.
- Ты должен заставить его двигаться куда нужно. Это же всего лишь мяч.
- Ага, я стараюсь. Но вокруг столько всего происходит… не очень-то легко учиться в таком бедламе.
- Ладно, ничего. Ты почти справился. Мы пока не проиграли, даже первый тайм ещё не закончился.
Потом игра возобновилась, и редактор "Таймс" записал:

"Носители остроконечных шляп, кажется, снова собрались с силами, и капитан Ноббс ведёт их в новую организованную атаку на обеденный стол Чарли Бартона, однако, к всеобщему разочарованию, сын Дэйва Вроде по прежнему лишь шапочно знаком с великим искусством забивания голов, похоже, единственный способ, каким он способен прислать мяч в ворота - отправить его по почте.
И вот, к всеобщему потрясению, оккультная команда вновь доказала, что разбирается в биллиарде лучше, чем в футболе: очередной мощный, но неточный удар Дэйва Вроде снова отскакивает от штанги и попадает прямо в голову профессора Ринсвинда, который, фактически, бежал в противоположном направлении, и мяч неожиданно оказывается в сетке, прежде чем все, включая Чарли, успевают сообразить, что происходит.
С трибун слышны радостные крики, но игра, по нашему мнению, превратилась в какой-то балаган. Увы, там и тут на трибунах Гиппо начались драки между болельщиками, и это уже совсем не смешно. Несомненно, драчунов вдохновляет позорная комедия, разыгравшаяся на поле…"

Пока игроки шли, или, в некоторых случаях, ковыляли, по местам, рефери подозвал к себе капитанов.
- Джентльмены, я не очень понимаю, что вы тут устроили, но это явно не тот футбол, которого мы все так ждали, и я с нетерпением жду возможности провести после матча подробный разбор событий. Тем временем, пока толпа не разнесла тут всё и болельщики не начали рвать друг друга зубами, я объявляю, что следующий гол будет последним, не взирая на тот факт, что ещё не закончился первый тайм. – Он многозначительно взглянул на Хряккетта и добавил: - Я искренне надеюсь, что некоторые игроки проявят всё-таки остатки совести. Иными словами, я объявляю "золотой гол", и неважно, кто его забьёт, это будет конец всему. Даю вам пять минут, чтобы донести это до ваших команд.
- Извините, сэр, - ответил, озираясь, Хряккетт, - некоторые из моих парней совсем не те, кого лично я выбрал бы в свою команду, если вы понимаете, о чём я. Я серьёзно поговорю с ними.
- Мне кажется, вам следовало бы сопровождать беседу ударами молотка по головам, мистер Хряккетт. Они настоящий позор футбола. Вы тоже поняли меня, мистер Ноббс?
- Мы хотели бы продолжать, сэр. Бог не выдаст свинья не съест.
- Да, мне тоже не хотелось бы, чтобы тут кого-то съели. Однако я подозреваю, что вы хотите продолжать в надежде, что ваш мистер Вроде научится играть как следует, однако непохоже, что это произойдёт в текущем столетии.
- Ну, да, сэр, однако не могли бы вы… - начал Хряккетт.
- Мистер Хряккетт, я сказал своё слово, а ведь я судья и значит, второй после бога на этом поле.
"Второй после бога". Слова вернулись эхом. Как-то мягче. Ярче.
- Что? Вы что-то сказали, парни? – изумился Декан.
"Второй после бога". Звук напоминал мягкое "бумц!" кожаного мяча. Но мяч всё ещё у него в руках, не так ли? Судья уставился на мяч. Ему показалось, или воздух вокруг как-то переменился? Стал… каким-то… серебристым, словно в яркий зимний день.

Трев ждал свистка, время от времени изображая бег на месте. Потом он поднял взгляд и увидел следящего за ним Энди Шэнка.
- Твой старичок папаша был бы в ярости, - весело крикнул Энди.
- Я ведь знаю тебя, Энди, - устало сказал Трев. – И знаю твои методы. Любишь зажать какого-нибудь бедолагу в углу и дразнить его, пока он не начнет делать глупости, так? Фига с два я на такое подпишусь.
- Да ты ни на что не подпишешься, слабак.
- Я тебя не слушаю, Энди, - сказал Трев.
- Ха, чёрта с два!
Трев опять вздохнул.
- Я следил за тобой. Ты и твоя команда настоящие мастера пнуть кого-нибудь исподтишка, пока судья не видит. А чего он не видит, против того и не возражает.
Энди понизил голос.
- Ну, уж с тобой-то я разберусь, Трев. На своих двоих тебе отсюда не выйти, клянусь. Тебя вынесут.
Раздался свисток, сопровождаемый неизбежным криком:
- КАЖДЫЙ, КТО ПРИШЁЛ БЕЗ ФОРМЫ, БУДЕТ ИГРАТЬ В ТРУСАХ!
- "Золотой гол", - пробормотал Декан, когда команды вновь столкнулись, и Энди вырвался вперёд, сопровождаемый непочётным эскортом.
Думмер Тупс, оказавшийся у них на пути, стремительно вычислил массу переменных: скорость, направление ветра и собственные шансы быть втоптанным в поле. В итоге, он предпринял попытку уклониться от столкновения, но всё равно обнаружил себя лежащим на спине. Как записал редактор "Таймс": "В этом отчаянии, бардаке и свалке, только один защитник, мистер Орехх, стоит между Юнайтед и их победным голом…"
Позади Орехха раздался какой-то шум. Он не посмел оглянуться, но тут кто-то с шумом приземлился прямо ворота, так что затряслись штанги, потом спрыгнул вниз и показал большой палец с крупным ногтем, намекая, что услуги Орехха здесь больше не требуются. Вокруг рта Библиотекаря засохла зеленоватая корка, но это не значило ничего по сравнению с огнём, пылавшим в его глазах.
И тут, согласно отчёту редактора "Таймс":

"Шэнк явно сконфужен внезапным возвращением дикого волшебника, однако Энди всё равно предпринимает попытку забить победный гол, которую Библиотекарь с лёгкостью перехватывает одной рукой, и тут же мощным броском отправляет мяч на половину поля Юнайтед. Нам показалось, что каждый игрок на поле устремился вслед за спортивным снарядом, каждый понимает, что терять уже нечего. Они бьются, словно уличные мальчишки за традиционную жестяную банку. Мистер Ноббс, который, как нас заверили, даже не родственник, умудряется расчистить место для новой попытки невезучего мистера Вроде последовать стопами отца, но тот снова промахивается, по нашей оценке, на каких-то полдюйма, и мяч перехватывает "Здоровяк" Бартон, который тут же падает, подавившись, видимо, здоровенным куском пирога, который ему пришлось срочно сунуть в рот, чтобы освободить руки".

- Всё неправильно, - сказал Гленда, и эта мысль эхом отдалась у неё в голове: "Всё неправильно". – Трев обязан выиграть, как может быть иначе?
Её голос снова вернулся эхом, что такое, откуда взяться эху в человеческой голове? Кажется, Академики сейчас проиграют. Они проиграют, потому что Энди знает, как обойти правила.
Правила.
- Правила – это я.
Она оглянулась, но вокруг никого не было, кроме доктора и его стонущих, или, в случае Архиканцлера, изрыгающих проклятья пациентов, да ещё Джульетты, наблюдавшей за игрой с её обычной странной улыбкой на устах.
- Господи. Им нужен всего лишь один гол, - вслух сказала Гленда.
- Гол – это я, - откликнулся тихий голос из ниоткуда.
- Ты слышала? – спросила Гленда.
- Чё? – удивилась Джульетта. Она обернулась, и Гленда увидела, что девушка плачет. – Трев щас проиграет.
- Мяч – это я.
На этот раз голос раздался из кармана, и Гленда вынула из него жестяную банку Трева.

Доктор Лужайка издаёт рык и устремляется на поле, к задохнувшемуся Чарли (как позже написала "Таймс"). Гленда, воспользовавшись моментом, побежала вслед и перехватила мистера Ноббса.
- Если не хотите в будущем навсегда лишиться своей чашки чая и куска пирога, выбейте мяч с поля, прямо мне в руки, мистер Ноббс. Вы сразу поймёте, где я, потому что я буду кричать и вообще вести себя странно. Просто сделайте, как я говорю, окей?
- Делай, что она говорит, окей? – откликнулось эхо.
- И что вы тогда сделаете? Швырнёте его обратно?
- Типа того, - ответила Гленда.
- И какая в том польза?
- Победа будет ваша, вот какая. Помните правило 202?
Она оставила его вспоминать, а сама поспешила к мисс Герпес и группе поддержки, которой в данный момент было нечего поддерживать.
- Полагаю, вам следует встряхнуться и показать нашим парням настоящее шоу, - сказала Гленда. – Ты согласна, Джульетта?
Джульетта, упорно следовавшая за ней по пятам, кивнула:
- Да, Гленда.
- Да, Гленда.
Ну вот, опять. Одна фраза, два голоса.
Вообще-то мисс Герпес была не очень склонна принимать приказы от какой-то там начальницы Ночной Кухни, но Гленда склонилась к ней и шепнула:
- Особое распоряжение Архиканцлера.
Воскрешение "Здоровяка" Бартона далось доктору нелегко, особенно учитывая тот факт, что желающих совать пальцы в рот Здоровяку нашлось ещё меньше, чем в случае с Библиотекарем. Прочистка горла и чистка одежды заняли ещё некоторое время.
Когда рефери приказал командам занять исходные позиции, к нему подбежала запыхавшаяся Гленда и сунула в руки листок бумаги.
- Что это?
- Правила, сэр, вот тут я обвела одно кружочком.
Он посмотрел на листок и небрежно заметил:
- На мой взгляд, какая-то чушь.
- Нет, сэр, посмотрите повнимательней, сэр, это же правило, сэр.
Архиканцлер Генри пожал плечам и сунул листок в карман.
Бледл Ноббс бросил взгляд на Гленду, которая смотрелась удивительно неуместно в рядах команды поддержки. Все знали, что она готовит лучший чай в университете, и никогда не забывает своих друзей. Тут уже речь шла не о футболе, а о вещах гораздо более важных: кружке чаю, и, вероятно, куске пирога. Он шепнул Орехху:
- Гленда велела мне вспомнить правило 202.
Орехх просиял.
- Отличная идея, наверняка сработает. Что она сказала? Велела выбить мяч с поля?
- Верно. Мы что, начинаем жульничать? – спросил бледл Ноббс.
- Нет. Мы начинаем строго соблюдать правила. Порой соблюдать правила гораздо выгоднее, чем жульничать.
Шанс исполнить обещание подвернулся Ноббсу довольно скоро, благодаря явно неудачному пасу Хряккетта. Стоял ли Хряккетт очень близко, когда Ноббс говорил с Глендой? Шепнул ли капитан Юнайтед: "Действуйте"? Очень похоже на то. Ноббс изо всех сил послал мяч в сторону группы поддержки. Гленда проворно подхватила снаряд и спрятала его в складках обширной юбки мисс Герпес:
- Девушки, вы ничего не видели, вы знать не знаете где мяч, и вы потом никому не расскажете, ясно?
Под крики и приветствия толпы, она вынула из своей сумки жестяную банку и подняла её высоко в воздух.
- Мяч потерян! – закричала она. – Мяч на замену!
И швырнула банку прямо в бледла Ноббса, который тут же отдал пас Орехху. Прежде чем остальные игроки успели понять, что происходит, банка с тихим "бумц!" приземлилась прямо на мысок ботинка Трева Вроде…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments