Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-36



- Спасибо, Барабантт, на сегодня всё, - сказал Ветинари.
- Да, сэр, - ответил Барабантт, бросил взгляд на леди Марголотту и бесшумно выскользнул из кабинета.
- Хавелок, я готова признать, что в своих вопросах Барабантт исключительно компетентен, однако во всем остальном он весьма необычный человечек.
- Будь мы все похожи друг на друга, мадам, жизнь стала бы очень скучной. Хотя, пожалуй, если б мы все походили на Барабантта, она стала бы ещё в сто раз скучнее - заметил Ветинари.
- Хммм, - задумалась Её Светлость. – А у него есть личная жизнь?
- Насколько мне известно, он коллекционирует разную канцелярщину, - признал Ветинари. – Хотя порой я гадаю, пошло бы ему на пользу, если бы он встретил юную леди, готовую наряжаться манильским конвертом?
Они стояли на балконе Продолговатого Кабинета, с которого открывался прекрасный вид на центр города, позволяя наблюдателю оставаться практически невидимым.
- Как там Соглашение, продвигается? – спросил Ветинари.
- Конечно, ответила Её Светлость. – Наконец-то между троллями и гномами будет мир.
Ветинари улыбнулся.
- Слово "мир" обычно означает краткий период перевооружения и отдыха между войнами. Много понадобилось заказных убийств?
- Хавелок, порой вы слишком прямолинейны!
- О, извините. Просто историческому прогрессу иногда требуются мясники, а не пастухи.
- Никаких заказных убийств, - отрезала Её Светлость. Она возвела очи г0ре, - Хотя приключилась ужасная авария в шахте и ещё какой-то странный оползень в горах. Тем не менее, нам предстоит так или иначе урегулировать ситуацию в Локо. Гномы настаивают на полном уничтожении.
- Сколько там орков?
- Никто не знает. Может, Орехху удастся их разыскать.
- Нельзя устраивать геноцид, - заявил Ветинари. – История найдёт способ отомстить.
- Кажется, Орехх преподнёс вам пару сюрпризов.
- Похоже на то. Судя по донесениям, он представляет собой полную противоположность тому, чем обычно считаются орки.
- Но всё равно остаётся орком в глубине души.
- А мы все в глубине души – кто?
- Вы очень рискуете, вам это известно? – спросила леди Марголотта.
- Мадам, весь этот город – один сплошной риск, уж поверьте.
- А власть – всего лишь иллюзия, - сказала Её Светлость, протягивая руку за бокалом вина.
- Любопытно, что коммандер Ваймс напоминает мне данном факте практически ежедневно. Никакая полиция не устоит против разгневанной целеустремлённой толпы. Фокус в том, чтобы толпа об этом не догадалась. Да?
В дверь постучали. Снова Барабантт.
- Извините за вторжение, сэр, мадам, однако я решил, что в данных обстоятельствах оно необходимо. – Он фыркнул. – Снова пирожная леди.
- А, мисс Эвфемизм, легендарная изобретательница Пирога Пахаря, - сказал Ветинари. Он бросил взгляд на Её Светлость. – И подруга мистера Орехха.
- Я встречалась с ней. Выслушала весьма пылкую речь.
- О да, в этом она мастерица. Чувствуешь себя так, словно попал под холодный душ. Проводите её к нам, Барабантт.
- С ней молодой человек. Тревор Вроде, как я понимаю, сын знаменитого футболиста Дэйва Вроде. Судя по её словам, она принесла вам свой Пирог Пахаря.
- Вы примете непроверенную пищу от простой поварихи? – изумилась Её Светлость, явно шокированная.
- От этой – безусловно, - заверил её Ветинари. – Совершенно невероятно, чтобы она отравила еду. Не из уважения ко мне, понимаете ли, а из уважения к еде. Не уходите. Думаю, вам будет… интересно.
Когда Гленда шагнула в Продолговатый Кабинет, пирог в её руках ещё не остыл. Она сама чуть не застыла при виде леди Марголотты, однако неожиданно обнаружила в себе некую стойкость.
- Мне сделать реверанс? – спросила Гленда.
- Только если почувствуете настоятельную необходимость.
- Мы пришли предупредить вас, - объявил Трев.
- Неужели? – приподнял бровь Ветинари.
- Завтра Анк-Морпорк Юнайтед втопчут Невидимых Академиков грязь.
- О боже. Вы уверены?
- Это не простая команда! – выпалил Трев. – Они набрали людей из Толкучки. И они придут с оружием.
- Ах, да. Футбол это война. Старая добрая концепция. Спасибо, что сказали.
Повисло молчание. Ветинари нарушил его:
- Ещё что-нибудь?
Он посмотрел на Гленду, которая держала перед собой пирог, словно некий щит целомудрия.
- Вы не собираетесь принять меры? – спросила Гленда.
- Игра есть игра, мисс Эвфемизм. Я сам предложил устроить этот матч. Как я буду выглядеть теперь, если вмешаюсь? Есть же правила, в конце-то концов. И судья.
- Им плевать, - сообщил Трев.
- Ну тогда вмешается Стража. А теперь извините, конечно, но меня ждут дела государственной важности. Впрочем, пирог оставьте, пожалуйста.
- Минутку, - вмешалась Её Светлость. – Почему вы решили предупредить его светлость, юная леди?
- Разве это не мой долг? – удивилась Гленда.
- И вы вот так просто взяли и пришли?
- Ну, пирог помог немного.
- Мы ведь встречались раньше, верно? – сказала Её Светлость.
Она пристально взглянула на Гленду, но та не отвела глаз, пробормотав:
- Да, знаю. Но я не боюсь и ни о чём не сожалею.
Борьба взглядов продолжилась ещё некоторое время, Гленде показалось – годы. Наконец, леди Марголотта резко отвернулась:
- Что ж, в чём-то вы правы. Но я уверена, что пирог мне понравится, как и завтрашний матч.
- Да, да, - вмешался Ветинари. – Спасибо вам обоим, что зашли, однако нам нужно тут обсудить государственные дела.
- Так! – сказала леди Марголотта, когда за визитёрами закрылась дверь. – Что за людей вы тут развели в своём городе, Хавелок?
- Я полагаю, самых лучших, - ответил Ветинари.
- Два рядовых горожанина вторгаются к вам, даже не испросив аудиенции?
- Но зато с пирогом, - быстро добавил Ветинари.
- Вы ждали их?
- Я не был слишком удивлён, скажем так, - признался Патриций. – Конечно, мне всё известно об Анк-Морпорк Юнайтед. Как и Страже.
- И вы собираетесь выпустить их на поле против горстки старых волшебников, которые поклялись не применять магию?
- Горстка старых волшебников плюс мистер Орехх, - поправил Ветинари. – Кажется, он просто гений в тактике.
- Я ему не позволю.
- Это мой город, Марголотта. В Анк-Морпорке нет рабов.
- Он мой подопечный. Впрочем, полагаю, вас это не остановит.
- Ни в малейшей степени. В конце концов, это просто игра.
- Но игра должна быть честной. И чего вы ожидаете завтра?
- Войну, - признал Ветинари. – Зато война будет честной.
Леди Марголотта откинула длинный рукав, и в её руке внезапно появился тонкий стальной кинжал.
- Предлагаю вам разрезать его пополам, - сказал Ветинари, указывая на пирог. – Причем свою половину я выберу сам.
- Но что, если в одной половине окажется больше печёного лука, чем в другой?
- Что ж, тогда приступим к переговорам. Хотите выпить ещё… вина?
- Вы заметили, что она пыталась переиграть меня в гляделки? – спросила леди Марголотта.
- Да, - ответил Ветинари. – А ещё я заметил, что она выиграла.

Когда Гленда и Трев пришли обратно в Гиппо, Орехх посмотрел на них вопросительно.
- Он нас не послушал, - сказал Трев.
- Ну и ладно, - отмахнулся Орехх. – Я уверен, что завтра мы победим. У нас преимущество в тактике.
- Лично я рад, что не буду играть, - заявил Трев.
- Да, мистер Трев. Мне ужасно жаль.
От длинного стола, за которым Футбольная Лига подводила итоги обсуждения, донёсся голос:
- Не, не. Слышь, ты не въехал. Если игрок из команды B ближе к вратарю… нет соврамши, если он ближе к воротам, чем вратарь, тот будет вне игры. Логично.
Раздался вздох, явно со стороны Думмера Тупса.
- Кажется, вы не понимаете…
Его прервал другой игрок:
- Если вратарь настолько далеко отошёл от ворот, значит, он сам дурак!
- Так, стоп, давайте снова, - вмешался третий голос. – Предположим, я здесь. – Трев посмотрел в направлении спорщиков и увидел, как один из игроков щелчком послал через весь стол смятый в комочек клочок бумаги. – Типа, я пнул мяч изо всех сил, и теперь я вот здесь, где бумажка. Что тогда? Гол? – Он снова щёлкнул по бумажке, и та угодила прямо в карандаш Думмера.
- Нет! Я всё это уже сто раз объяснял. И перестаньте гонять бумагу по столу, от этого путаница только сильнее.
- Но ведь должно сработать, если провести мяч как следует, - сказал кто-то.
- Стойте, погодите, - встрял следующий игрок. – Что будет, если ты получишь мяч на своей половине, так? И пробежишь через всё поле, никому не пасуя, а потом забьёшь в ворота?
- Абсолютно законный гол, - признал Думмер.
- Ага, только фига с два у тебя такой номер пройдёт, верно? – сказал игрок, щёлкавший по бумажкам. Занятие ему настолько понравилось, что он щёлкнул ещё разок.
- Зато если вы попробуете, и у вас получится, это будет великолепная игра, не правда ли? – заметил Думмер.
- Где наша команда? – озираясь, спросил Трев.
- Я рекомендовал им отправиться спать пораньше, - ответил Тупс.
- Для волшебников "пораньше" это два часа ночи, - напомнила Гленда.
- Кроме того, я распорядился подать им сегодня особый диетический ужин, - добавил Орехх. – Кстати, мисс Гленда, в связи с этим я прошу вас запереть Ночную Кухню на ключ.

Этим вечером за столом Необщей Комнате царило гробовое молчание.
- Я не ем салатов, - сказал, наконец, бледл Ноббс (не родственник). – У меня от них газы.
- Человек не может жить без макарон! – возмущался Бенго. – Это варварство!
- Надеюсь, вы обратили внимание, что моя тарелка сегодня столь же безотрадна, как и ваши, джентльмены, - заявил Чудакулли. – Мистер Орехх наш тренер, и я позволил ему взять, так сказать, штурвал. Кстати, курение сегодня вечером тоже под запретом.
Раздался ропот возмущения, и Чудакулли поднял руку, призывая коллег к тишине.
- Кроме того, его инструкции… - он вчитался в торопливо нацарапанные записи Орехха и слегка улыбнулся - …воспрещают сексуальные сношения.
Последнее заявление не вызвало той реакции, на какую он рассчитывал.
- То есть, нельзя говорить о сексе, так, что ли? – уточнил профессор Бесконечных Исследований.
- Не, разговоры - это будет оральный секс, - поделился знаниями Ринсвинд.
- Слушать нельзя, вот что.
Бенго Макарона внимал этой дискуссии в немом изумлении.
- Далее, воспрещаются ночные вылазки за едой, - продолжал Чудакулли. – Таковы правила. Мисс Герпес и мисс Эвфемизм даны инструкции полностью соблюдать распоряжения мистера Орехха в данном вопросе. Надеюсь, джентльмены, вы проявите д0лжную выдержку.
- Желая проявить солидарность с остальными членами команды, - заявил профессор Бесконечных Исследований, - я вынужден объявить, что в моей комнате в мышеловке имеется кусочек сыра.
Чудакулли остался за столом один, слушая эхо грохота упавших стульев.

Архиканцлер вернулся в свою комнату и ловким броском метнул шляпу на вешалку. "Есть правила, - сказал он себе. – Причем есть правила для всех, и есть правила для меня". Он подошёл к своей кровати о восьми столбах и открыл небольшой ящичек, где обычно хранилась банка с табаком. Теперь вместо банки там лежала записка:
"Дорогой Архиканцлер,
В соответствии с вашим распоряжением строго соблюдать инструкции мистера Орехха касательно запрета на еду и курение, нынешним вечером я взяла на себя смелость убрать ваши сигареты и трубочный табак. Позвольте также отметить, что я убрала из шкафа обычный набор холодных закусок и маринадов".
- Бляха! - пробормотал себе под нос Чудакулли.
Он подошёл к гардеробу и порылся в кармане жилетки, где обнаружилась ещё одна записка:
"В соответствии с распоряжениями мистера Орехха, которые вы сами же и одобрили, Архиканцлер, (просто удивительно, насколько укоризненной мисс Герпес умудрилась сделать обыкновенную записку) я также взяла на себя смелость убрать прочь ваш аварийный запас мятных леденцов".
- Гниль и тлен! – выругался Чудакулли. – Я окружён предателями! Они разрушают все мои планы.
Он с несчастным видом поплёлся к книжному шкафу и достал с полки томик "Путеводителя по Оккультизму" Боддриса, своей самой любимой книги. И как раз потому, что книга была любимой, она сама собой раскрылась на странице 14, за которой скрывался небольшой тайничок, содержавший упаковку конфеток с мятным ликёром, унцию табака "Весёлый Моряк" и пачку сигарет Виззла… а теперь, как оказалось, записку:
"Дорогой Архиканцлер,
Я просто совершенно бессердечна. Мисс Герпес".

В университете было, кажется, темнее, чем обычно. Как правило, приказам Архиканцлера подчинялись, и Невидимые Академики вскоре обнаружили, что перед ними закрыты, нет, хуже того, захлопнуты двери во все места, где можно было бы найти еду. Кладовки и буфеты оказались на замкЕ и, вдобавок, снабжены магоустойчивостью. Команда без особой надежды плелась из одного зала в другой.
- У меня в комнате есть запас макарон быстрого приготовления, - признался Бенго Макарона. – Бабуля дала, перед поездкой сюда. Срок хранения - десять лет, и бабуля клянётся, что через десять лет у них будет точно такой же вкус, как и сейчас. К сожалению, это, кажется, чистая правда.
- Если вы их найдёте, мы можем приготовить их у меня, - предложил преподаватель Новейших Рун.
- Как пожелаете. Они обильно сдобрены тестикулами аллигатора, для питательности. Очень популярная еда у меня на родине.
- А я и не знал, что у аллигаторов есть тестикулы, - признался преподаватель Новейших Рун.
- Теперь уже нет, - утешил его бледл Ноббс (не родственник).
- У меня есть печенька, могу поделиться – предложил Думмер Тупс. Его немедленно пронзили вопросительными взглядами. – Нет, - ответил он, - я не намерен всерьёз нарушать приказы Архиканцлера. Только печенька, и всё. Насчёт аллигаторов я, будем считать, ничего не слышал. До чего мы докатимся, если перестанем соблюдать иерархию?
- У Библиотекаря наверняка есть бананы, - предположил Ринсвинд.
- Вы уверены? – оживился Макарона.
- Я слыхал, девиз Библиотекаря: "Если ты заберешь мои бананы, я заберу их обратно через твой труп".

Прятавшийся в тени Трев подождал, пока бурчание пустых желудков затихнет вдали, а потом постучал в дверь Ночной Кухни.
- Они всей толпой направились в Библиотеку, - сообщил он.
- Отлично. Полагаю, Библиотекарь поделится с ними бананами.
- В чём смысл этой затеи? – спросила Гленда.
- Смысл в том, что они стали друзьями. Товарищами по несчастью. Теперь они команда. Таков футбол. Команду необходимо обучить командной игре. Утром, поле плотного завтрака, у меня не будет с ними проблем.
"Орехх изменился", - подумал Трев.
- Можно личный вопрос, мистер Орехх?
- В последнее время мне других и не задают. Впрочем, продолжай, мистер Трев.
- Ну, гм, ладно. Порой ты кажешься больше, а порой меньше. В чём причина?
- Это какая-то особенность орков, - ответил Орехх. – Полагаю, результат морфического поля, которое то расширяется, то сжимается. И влияет на ваше восприятие меня.
- Когда ты обеспокоен, то кажешься совсем маленьким, - пояснила Гленда.
- А сейчас?
- Очень большой, - сказал Трев.
- Отлично, - сказал Орехх, водружая себе на тарелку очередной кусок пирога. – Завтра я собираюсь стать ещё больше.
- Тут ещё одно дельце… - начал Трев. – Пепе вроде как хочет помочь мне. Думает, я завтра пойду играть в футбол.
- Ну, в общем, так оно и есть, - признал Орехх.
- Нет! Ты же знаешь! Я обещал старушке-мамочке, а я не могу нарушить обещание, данное старушке-мамочке, господи упокой её душу. У тебя есть ключи от винного погреба, Гленда?
- Так я тебе и сказала, Трев Вроде!
- Да уж. Просто мне нужны две бутылки лучшего бренди. И, гм, не могли бы вы все пойти со мной? Пожалуйста? Думаю, Пепе и правда хочет помочь, но он… гм… кхм, вы же знаете его, а тут будет ночь и всё такое…
- Да, я его знаю, - сказала Гленда.

У задней двери "Заткниса" дежурил охранник, однако прежде, чем он успел шугануть Трева и его телохранителей, появился Пепе.
- Фигасе! Троих привёл. Я, наверное, очень страшный, - сказал он, ухмыляясь. – Привет, вы, трое! Бренди приволокли?
- Да. В чём дело, Пепе? Выражайся членораздельно! Ты пугаешь Трева! - сказала Гленда.
- Давненько я уже своим членом никого не пугал, раздельно или вместе, неважно. Я просто сказал Треву, что ему придётся сыграть в футбол.
- Я обещал старушке-мамочке, - пробормотал Трев, цепляясь за фразу, словно за маленький плотик в бурном море.
- У тебя звезда на руке. Ты, типа, избранный, и особого выбора у тебя нет.
Трев озадаченно посмотрел на свои ладони:
- Просто линии всякие.
- Есть те, кто видит, и те, кто нет. Я из первых. Метафора, усекли? Впрочем, неважно, я просто хочу дать тебе кое-что, полезная вещь, завтра может пригодиться. Да что я говорю, эта штука может жизнь тебе спасти, чёрт возьми, - заявил Пепе. – А уж будущий брак спасёт наверняка. Надеюсь, присутствующие леди немного позже согласятся, что "Заткнис" делает для тебя всё, что может.
- В общем, я доверяю Пепе, - объявила Гленда.
- А это мистер Орехх, он мой друг, - запоздало представил приятеля Трев.
- Ага. Знаю я, что за фрукт этот ваш Орехх, - ответил Пепе. – Можешь войти, Орехх. Буду рад… познакомиться.
Он повернулся к Гленде:
- А вот дамы останутся здесь, мисс. Это дело мужское.
Он повёл молодых людей вглубь магазина.
- Я собираюсь показать вам, джентльмены, абсолютно секретный проект. И если ты подведёшь меня, Трев Вроде, Энди Шэнк по сравнению со мной покажется тебе просто драчливым ребёнком.
- Он и есть драчливый ребёнок, - сказал Трев, когда они пришли в комнату, весьма похожую на кузню.
- Микрокольчуга, - объявил Пепе. – Люди ещё не знают и половины её свойств.
- Выглядит как обычная кольчуга, только мелкая, - заметил Орехх.
- На самом деле, удивительная штука, - заявил гном Треву. – Я дам тебе жилетку и шорты, и лучше бы им после игры вернуться обратно ко мне, мальчик, иначе ты испытаешь на собственной заднице все упомянутые мной последствия, не шучу. Микрокольчуга не просто украшение для девиц. Вы удивитесь, на что она способна, если немного изменить состав сплава. – Он указал на блестящую горку микрокольчуги. – Лёгкая, как пёрышко, и не трёт, как вы знаете.
- А что кроме того?
- Сейчас покажу. Надень-ка шорты.
- Что, прям здесь? – изумился Трев.
В свете кузнечного горна Пепе выглядел, словно мелкий бес.
- Оо, поглядите только на нашего мистера Скромника! – хихикнул Пепе. – Можешь просто натянуть их поверх штанов, раз так. Я даже отвернусь. Он действительно отвернулся и принялся перекладывать кузнечные инструменты. – Ну что, надел? – спросил он после пары минут сосредоточенного пыхтения.
- Да. Они, гм, они… ощущения нормальные.
- Ладно, - сказал Пепе. – Теперь просто постой на месте минутку.
Он исчез в тёмном закоулке кузни, и после серии странных звуков, появился снова. На этот раз он шёл очень медленно и осторожно.
- Что это ты нацепил на себя, Пепе? – спросил Трев. – Похоже на кучу подушек.
- А, ерунда. Небольшая предосторожность, - ответил Пепе. – Теперь, будьте любезны сделать пару шагов назад, мистер Орехх, а ты, Трев, просто положи руки на голову, это поможет мне прицелиться.
- Ага, ладно.
В этот момент Пепе резко, с разворота, изо всех сил шарахнул Трева между ног двадцатичетырехфунтовым молотом…
Удивительно, но единственным эффектом этого действия стало то, что Пепе отлетел в сторону и врезался в дальнюю стену кузни.
- Идеально! - раздался его голос, приглушенный подушками.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments