Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-34



"Наверное, это и есть отношения", - размышляла Гленда. Совсем не похоже на то, что еженедельно продавала читательницам Ирадна Гребень-Крупнозад. Между Глендой и Ореххом происходило нечто настоящее… настоящее и очень, очень странное.
- А ты знаешь, что после войны за орками буквально охотились? – спросил Орехх. – Уничтожали всех, включая детей.
"Обычно в романтической обстановке о таком не говорят, - подумала Гленда. – Однако это ничего не портит", - мысленно добавила она. И ответила:
- Наверное, людей заставляли. И у них тоже были дети. Окей?
"Следует ли рассказать ему о том, что я видела в магическом зеркале? – думала Гленда. – Станет от этого лучше? Или хуже?"
- Скверные были времена, - сказал Орехх.
- Верно, но подумай вот о чём: большинство тех, кто рассуждает сейчас об орках, понятия не имеют, о чём говорят. И единственный орк, которого у них есть шанс увидеть наяву – это ты. Ты, который делает такие красивые свечи. Ты, тренирующий футбольную команду. Это дорогого ст0ит. Ты можешь показать им, что орки способны не только головы людям отрывать. Есть чем гордиться.
- Ну, честно говоря, когда я думаю о силе, необходимой для того, чтобы эффективно отвернуть человеку голову против его воли, это слегка впечатляет. Но это сейчас, пока я сижу рядом с тобой. А потом мне хочется убежать в пустоши и холмы. Наверное, именно так мы и выжили. Или ты держишься от людей подальше, или погибаешь, иного не дано.
- Да, верно подмечено, - согласилась Гленда. – Но мне кажется, сейчас говорить о таком не надо.
Она заметила как в свете фонарей повозки промелькнула удивлённая сова.
А потом сказала, глядя прямо перед собой:
- Что касается той поэмы…
- Как ты догадалась, мисс Гленда? – спросил Орехх.
- Ты слишком часто упоминал о щедрости. – Она откашлялась. – Кстати, в данных обстоятельствах просто "Гленды" будет достаточно, полагаю.
- Ты очень добра ко мне, - сказал он. – Ты ко всем относишься по-доброму.
Гленда припомнила мистера Ухореза и возразила:
- Нет, не ко всем. Я постоянно ору на людей!
- Да, но это для их же пользы.
- Что нам теперь делать? – спросила Гленда.
- Понятия не имею. Однако позволишь ли упомянуть весьма любопытный факт насчёт кораблей?
Не совсем то, что Гленде хотелось бы услышать, но данное замечание прозвучало на 100 процентов по-орехховски.
- Хорошо, расскажи мне любопытный факт насчёт кораблей.
- Любопытный факт насчёт кораблей состоит в том, что капитанам нужно соблюдать величайшую осторожность при сближении, особенно в тихую погоду. Такие сближения часто завершаются катастрофой.
- Из-за ветра наверное. И что? – спросила Гленда, а сама подумала: "Господи, ситуация прямо как в любовном романе, а мне тут про корабли рассказывают. Ирадна Гребень-Крупнозад никогда не упоминала в своих книжках корабли. Наверное потому, что они не носят ридикюлей".
- Нет, дело не в ветре, - сказал Орехх. – Проблема в том, что корабли закрывают друг друга от мелких волн с одной стороны. Следовательно, волны с другой стороны незаметно подталкивают их всё ближе и ближе, пока не произойдёт столкновение.
- А! Так это метафора? – с облегчением сообразила Гленда. – Ты думаешь, нас тянет друг к другу?
- Что-то вроде того, - признал Орехх.
Повозка подскочила на особенно мерзком ухабе, и пассажиры покачнулись на своих сиденьях.
- Значит, если мы ничего не предпримем, мы будем становиться всё ближе и ближе?
- Да, - сказал Орехх.
Карета снова подскочила и затряслась, но Гленде всё равно казалось, что она идёт по очень тонкому льду. Будет ужасно ляпнуть что-нибудь не то.
- Ты знаешь, что однажды, по мнению Трева, я умер? – продолжил Орехх. – Что ж, это правда. Наверное. Её Светлость говорила, что нас создали из гоблинов, по приказу Тёмного Императора. Это сделали Игори. Они снабдили нас необычной способностью. Нечто вроде части тебя, которая не совсем часть тебя. Они называли её Младшим Братом. Она спрятана глубоко внутри и надёжно защищена, это всё равно как целую больницу с собой носить. Я-то знаю, потому что меня ударили очень сильно, но Младший Брат сохранил мне жизнь, а потом взял и полностью вылечил. Орка убить можно, но это крайне непросто, и человек, который попытается проделать такое с живым орком, вряд ли получит второй шанс, чтобы сделать всё правильно. Это тебя беспокоит?
- Честно говоря, не очень, - призналась Гленда. – Я вообще слабо понимаю, о чём речь. По-моему, надо просто быть тем, кто ты есть.
- Нет, не надо мне быть тем, кто я есть, особенно учитывая тот факт, что я орк. Но у меня имеются кое-какие планы на этот счёт.
Гленда снова откашлялась.
- Кстати, насчёт кораблей… это быстро происходит?
- Поначалу медленно, но потом всё быстрее и быстрее.
- Дело в том… - начала Гленда, - ну, я не могу просто так бросить свою работу, да и престарелым леди надо помогать. А ты будешь занят футбольной командой…
- Да. Думаю, нам надо просто оставить всё как есть и делать то, что мы должны делать, тем более, что завтра последний тренировочный день. Точнее, уже сегодня.
- А мне нужно испечь кучу пирогов.
- Кажется, мы оба будем очень заняты, - торжественно объявил Орехх.
- Да. Гм, кстати, не обижайся, но… в твоей чудесной поэме есть строчка: "В гробницах я души не чаю, Но гости не уходят после чая". Она, в общем, какая-то…
- Неудачная? Я знаю, - сказал Орехх. – Она мне всегда не нравилась.
- Ох, не надо! Поэма чудесна! – с энтузиазмом воскликнула Гленда, и ощутила плеск слабых волн в тихую погоду.

Солнце выглянуло из-за столба дыма, который вечно висел над Анк-Морпорком, Величайшим из Городов, простираясь почти до пределов Мира и демонстрируя тот факт, что дым означает Прогресс, или, как минимум, что люди жгут дрова в очагах.
- Думаю, мы будем очень заняты и у нас будет мало времени для наших… личных дел, - сказала Гленда.
- Согласен, - заявил Орехх. – Оставим всё как есть, это самое мудрое.

Когда колёса экипажа загремели по булыжникам Бродвея, Гленда ощутила во всём теле необычайную лёгкость. И вовсе не оттого, что мало спала в последнее время. "Корабли это прекрасно, - подумала она, - но я очень надеюсь, что он не считает нас просто какими-то лодками".
Они прибыли к Университету. На площади Сатор, как и вчера, теснилась толпа, но сегодня люди вели себя иначе. Они смотрели на Гленду и Орехха со странным выражением на лицах.
Гленда ткнула кучу тряпок, высившуюся на том месте, где, теоретически, сидел Трев, и притворилась, будто не слышит раздавшийся в ответ девичий смешок.
- Трев. Ты не мог бы, хм, посмотреть? Мне кажется, у нас проблемы.
Трев высунул наружу взъерошенную голову и сказал:
- Хмм. Ты права. Ладно, давайте на выход.
- Мы можем проехать дальше и сойти у Почтамта.
- Нет. Мы же не сделали ничего плохого.
Когда они вылезали из повозки, маленький мальчик спросил Орехха:
- Вы орк, мистер?
- Да, - ответил Орехх, подавая руку Гленде. – Я орк.
- Клёво! А вы башку кому-нибудь откручивали?
- Вряд ли, молодой человек. Я бы запомнил.
Эта реплика вызвала со стороны зевак если не аплодисменты, то, по крайней мере, одобрение. "Это всё его голос, - подумала Гленда. – Он звучит даже солиднее, чем у волшебника. Невозможно представить, как человек с таким голосом откручивает чью-то голову".
В этот момент открылась дверь чёрного хода, выпустив наружу Думмера Тупса.
- Мы заметили вас из окон Главного Зала, - сказал он. – Заходите скорее. Где вы все были?
- В Сто Лат ездили, - сказал Трев.
- По делу, - добавила Джульетта.
- Личному, - уточнила Гленда, провоцируя Думмера на возражения, но безуспешно. – А что, возникли проблемы?
- В утренней газете кое-что напечатали. Нам тут нелегко пришлось, - сказал Думмер, поспешно увлекая их за собой в относительную безопасность университетских стен.
- Чё, про мистера Орехха гадостей настрочили? – спросил Трев.
- Не совсем, - ответил Думмер. – Вчера, около полуночи, редактор "Таймс" лично явился к нам и потребовал встречи с Архиканцлером. Он хотел знать про вас всё.
Последнее замечание было адресовано непосредственно Орехху.
- Готова поспорить, это проболтался проклятый Ухорез, - сказал Гленда. – Ну и что вы предприняли?
- Нууу… вы слышали, наверное, о небольших неприятностях с Медузой из Стражи? – начал Думмер.
- Слышали, но волшебники же вроде утрясли всё, нет? – удивился Трев.
- Увы, никому не нравится превращаться в камень, даже на полчаса, - вздохнул Думмер. – "Таймс" разразилась одной из своих фирменных глубокомысленных заметок. В общем, не такой уж и негативной. Процитировали Архиканцлера, который заявил, что мистер Орехх является ценным сотрудником университета, ни разу не замеченным в инцидентах, так или иначе связанных с отрыванием чьих-либо рук или ног.
- Господи, зачем они так написали? – изумилась Гленда.
- Ох, ну вы же знаете, как это бывает, если регулярно читаете газеты, - сказал Думмер. – Мне кажется, журналисты всерьёз полагают, что их долг успокаивать людей, а для этого первым делом подробно объясняют, из-за чего следует беспокоиться и паниковать.
- Да уж, я знаю. И в самом деле, как успокоить людей, если они не встревожены?
- Ну вот, всё было не так уж плохо, но некоторые другие газеты подхватили тему, и обошлись с фактами несколько… вольно. "Инквайрер" написал, что Орехх тренирует футбольную команду.
- Это же правда? – удивилась Гленда.
- Не совсем. Вообще-то, команду тренирую я. Просто я делегировал полномочия. Это, надеюсь, ясно? Впрочем, неважно. Главное, они нарисовали карикатуру.
Гленда прикрыла глаза рукой. Газетные карикатуры она просто ненавидела.
- О футбольной команде из орков? – предположила она.
Думмер посмотрел на неё почти с восхищением.
- Да, - подтвердил он. – А ещё написали статью, подвергающую критике политику открытых дверей, проводимую Ветинари, сдобрив её опровержением слухов о том что мистер Орехх был якобы закован в цепи.
- Как насчёт "Вестника Танти"? – спросила Гленда. – Обычно они публикуют лишь новости, касающиеся ужасных кровавых убийств… - она сделала паузу и добавила: - Или картинки девушек без корсетов.
- О, да, - подтвердил Думмер. – Они и в этот раз тиснули картинку юной особы с огромными арбузами.
- В смысле, с… - начал Трев.
- Нет, настоящими арбузами. Такими, полосатыми. И шишковатыми. Кажется, она выиграла конкурс огородников или вроде того. Но картинку сопровождала подпись о том, что бедняжка не может спокойно спать в своей постели с тех пор, как узнала, что город наводнён орками.
- Лорд Ветинари что-нибудь предпринял в связи со всем этим?
- Не слыхал, - признался Думмер. – Кстати, "Бла-Блабл" хочет взять интервью у мистера Орехха. Что-то про стиль жизни. – Последние слова он произнёс так, словно по доброй воле не стал бы касаться их и шестифутовой палкой.
- Игроки на тренировку пришли? – спокойно поинтересовался Орехх.
- О, да. Полным-полно.
- Значит, пойдём и начнём тренировку, - сказал Орехх. – Не волнуйтесь. Я не стану никому откручивать голову.
- Нет, не шути с этим, - вмешалась Гленда. – Всё может обернуться очень скверно.
- Мы знаем, что-то происходит в футбольной среде, - добавил Думмер. – Ночью было много драк.
- Из-за чего?
- Из-за того, кто пойдёт на матч с нами. – Думмер остановился и смерил Орехха оценивающим взглядом. – Коммандер Ваймс вернулся в город и хочет посадить вас под замок. Для вашей же защиты, разумеется.
- То есть, сунуть его туда, где его будет легко найти? – уточнила Гленда.
- Я бы сказал, что перспектива штурма Псевдополис Ярда толпой весьма маловероятна, - пробормотал Думмер.
- Да, но он будет в тюрьме, так или иначе. Он будет в тюрьме, а фараоны так же болтливы, как любой другой человек. Все узнают, что орк под замком, но не будут знать, почему. Тогда они начнут фантазировать, это в человеческой природе. Вы, волшебники, можете что-то сделать?
- Да, - сказал Думмер. – Мы можем сделать практически всё что угодно, но мы не в силах изменить человеческий разум. Мы не можем внушить толпе здравый смысл. Уж поверьте, если бы могли, то давно бы внушили. Мы можем прекратить драки при помощи магии, но что будет потом? Придётся продолжать в том же духе и дальше. Глупость магией не победить. И чем всё закончится? Единственный способ прекратить беспорядки – не допустить, чтобы они начались. Для того и создан Университет. Это наша работа. Мы сидим тут и ничего не делаем, потому что в прошлом сотни раз было доказано: как только ты заходишь дальше чем обычное "абракадабра, presto, поглядите, голубь превращается в теннисный мячик!" магия создаёт гораздо больше проблем, чем решает. Хватит с нас и того, что теннисные мячики начали гнездиться по чердакам.
- Мячики? Гнездиться? – изумился Трев.
- Не хочу даже говорить об этом, - мрачно заявил Думмер.
- Я помню, как один из вас, джентльмены, проголодался посреди ночи и решил наколдовать себе печёной картошки, - казала Гленда.
Думмер содрогнулся.
- Это был Казначей, - сказал он. – На самом деле бедняга просто ошибся в десятичном знаке.
- Да уж, понадобилось немало тачек вывезти, - сказала Гленда, которую слегка развлекало замешательство Тупса. – Работа заняла несколько дней. Мы накормили всех бродяг в городе и снабдили все свинофермы до самого Сто Лата запасом картошки на несколько недель вперёд.
- А, и ещё одна проблема. Вы знаете, что лорд Ветинари разрешил использовать для матча арену Гиппо? Ну вот, некоторые команды решили, что будут тренироваться именно там. Мячик попинать и всё такое. На самом деле, всё та же борьба за право сыграть с Невидимыми Академиками.
- Но Гиппо на другом конце города, - заметила Гленда.
- Коммандер Ваймс пообещал организовать эскорт из стражников, - сказал Думмер. – Всего лишь для защиты, разумеется.
- Кого и от кого? – спросила Гленда. – Вы же понимаете, что происходит. Люди считают мистера Орехха проблемой.
- О, это пустяки. Всего лишь игра, пока кому-нибудь не открутят голову, конечно, - раздался голос позади Гленды. Она немедленно узнала этот голос – он всегда звучал так, словно его обладатель хочет сунуть руку ей под блузку.
- Пепе? Какого чёрта, ты-то что здесь делаешь?
- И как вы пробрались сюда? – возмутился Думмер. – Вокруг полно стражников.
Пепе не удостоил его даже взглядом.
- А ты кто такой, умник?
- Я управляю Университетом!
- Тогда тебе лучше пойти подальше и заняться управлением, потому что здесь тебе делать нечего.
- Вы знакомы с этой… личностью, мисс? – требовательно спросил Думмер.
- Гм, да. Он, гм, шьёт одежду.
- Я дизайнер! – возмутился Пепе. – И творец! Я с одеждой такое вытворяю, что вам и в голову не придёт.
- Вот в это охотно верю, - заметил Трев.
- А ещё мне известно кое-что насчёт буйных толп и беспорядков.
Гленду посетила идея, как всё уладить, и она зашептала Думмеру на ухо:
- Он очень важная персона в гномьих кругах, сэр. Знаком с влиятельными людьми.
- Я тоже, - возразил Думмер. - Фактически, я и есть один из них, - посетовал он. – Но мне пришлось вчера руководить тренировкой лично. Я не помню всего, чего напридумывал мистер Орехх, пришлось импровизировать. Кажется, вышло не слишком удачно.
- Что-то пошло не так, - заявил Трев. – Я знаю этот город. Лучше мне пойти, разнюхать кое-что. Похоже, тут вы и без меня отлично обойдётесь.
- Не я, - сказал Джульетта.
Трев помедлил, но Орехх научил его, как справляться с подобными ситуациями. Трев протянул руку, приобнял Джульетту, смачно поцеловал её и вышел на улицу.
- Вы видели? – объявила Джульетта. – Он меня поцеловал!
Гленда бросила взгляд на Пепе, но тот так закатил глаза, что виднелись только белкИ… хотя и изрядно покрасневшие.
Немного погодя команда НУ направилась в сторону Гиппо. За игроками, как обоз за армией, следовали Гленда и Джульетта. Тут же из укромных уголков, избранных ими для спокойного перекура, появилось с полдюжины стражников, которые пристроились вслед за командой, старательно делая вид, будто чисто случайно решили прогуляться в том же направлении.
"Трев прав, - подумала Гленда. – Плохи наши дела".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments