Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-31



- Мистер Орехх гоблин, - сказал Трев.
- Ага, как же, - возразила одна из женщин. Фраза прозвучала очень странно в устах создания, больше похожего на птицу, чем на человека.
- Если я закричу, прибежит куча народу, - предупредила Гленда.
- И что они сделают? – спросила тварь.
"Да, что они сделают? – подумала Гленда. – Для начала, будут толпиться вокруг, спрашивая друг друга "В чём дело?", а потом начнут искать ответы на те же вопросы, которые задавали мы". Она снова переместилась, чтобы перекрыть одной из птиц дорогу к кушетке.
- Орк будет убивать, - сказал третий голос, и ещё одна тварь опустилась на пол практически прямо перед Глендой. ПахнУло тухлятиной.
- Мистер Орехх очень хороший и добрый, он ни разу не обидел никого, - возразила Гленда.
- Кто этого не заслужил, - поспешно добавил Трев.
- Но теперь орк знает, что он орк, – сказала тварь. Уже три птицы прыгали взад и вперёд в каком-то зловещем танце.
- Мне кажется, вы не можете тронуть нас, - заметил Трев. – Вам такое недозволенно, я уверен. - Он внезапно сел на пол около лежащего Орехха и вынудил Гленду поступить также, потянув её за руку. – Вы подчиняетесь определённым правилам.
Женщины-птицы немедленно замерли. В некотором роде, это было даже страшнее, чем их прыжки. Они стояли совершенно неподвижно, словно статуи.
- У них шпоры, - тихо сказала Гленда. – Я вижу шпоры.
- Когти, - поправил Трев.
- Ты о чём?
- Эти длинные пальцы заканчиваются когтями. Шпорами называются те шипы, что торчат сзади. Они нужны, чтобы удерживать жертву. Многие путаются в названиях.
- Кроме тебя, - ядовито заметила Гленда. – Ты у нас внезапно стал экспертом по птицеподобным женщинам.
- Я просто слышал где-то и случайно запомнил, - ответил Трев.
- Мы здесь, чтобы защитить вас, - сказала одна из женщин.
- Нам не требуется защита от мистера Орехха, - резко ответила Гленда. – Он наш друг.
- И у скольких ваших друзей есть когти на пальцах?
- Ну и что? Чего нам бояться здесь, в университете, который битком набит волшебниками?
Одна из птиц вытянула шею, так что её лицо оказалось в нескольких дюймах от лица Трева.
- Вам следует бояться орка, который лежит рядом с вами.
Раздался звон цепей. Орехх слабо шевельнулся.
- Вы кому-то служите верно? – сказал Трев. – У вас слишком маленькие головы и недостаточно мозгов, чтобы самим такое придумать. Волшебники знают, что вы здесь?
Гленда закричала. Она никогда не кричала прежде, то есть, по-настоящему, чтобы крик рвался из самых тёмных глубин ужаса. Конечно, ей случалось вскрикнуть, например, порезав палец, но те вскрики не считаются, они звучали и вполовину не так громко, как сейчас. Её крик пронёсся по коридорам, зазвенел в подвалах, эхом отдался под сводами залов.[17]
Гленда закричала снова и, видимо благодаря практике, на этот раз даже громче. Со всех сторон послышался торопливый топот ног.
Это успокаивало.
А вот что ничуть не успокаивало, так это тихий звон и шорох разорванных цепей.
Птицеподобные твари запаниковали и взлетели все одновременно, мешая друг другу, словно неловкие цапли.
- И не возвращайтесь! – крикнула им вслед Гленда, когда они исчезли в переплетении труб. Потом она с колотящимся сердцем повернулась к Треву и спросила: - А что такое "орк"?
- Фигзнает. Какое-то чудище, что ли, - ответил Трев.
- А кто были те крылатые твари?
- Знаешь, звучит глупо, но мы видели их прошлой ночью, и Орехх, кажется, полагал, что они… дружелюбны.
Мясники, пекари, официанты и бледлы появились со всех сторон разом. Среди них оказался и неповторимый бледл Ноббс (не родственник), облачённый лишь в свою форменную шляпу, майку и шорты, слишком кроткие и облегающие для человека таких размеров, как бледл Ноббс (не родственник).
Он посмотрел на Гленду, а потом свирепо воззрился на Трева. Люди вроде Трева были для бледла Ноббса (не родственника) врагами номер один.
- Ты кричала? – спросил он. – Что случилось?
- Извините, но я, кажется, сделал слишком неприличное предложение, - сказал Трев. Он взглянул на Гленду, всем своим видом умоляя: "Поддержи меня".
- А во мне взыграла девическая скромность, - сказала Гленда, прожигая Трева ответным взглядом.
- Да уж, предложение, судя по всему, было весьма неприличным, - заявил булочник, который, похоже, полагал, что длинный батон хлеба послужит ему подходящим оружием в драке. Главное, он улыбнулся… улыбка это хорошо.
"Если всё ограничится смешками и улыбками, считай, нам повезло", - подумала Гленда. Жизнь потом станет не слишком-то приятной, но всё равно, это лучше, чем альтернатива.
- Зачем вон тот парень весь замотан цепями? – поинтересовался бледл.
- Да, что этот такое неприличное вы тут вытворяете? – спросил булочник, который откровенно наслаждался ситуацией.
"Чёрт, я в конце концов кого-нибудь убью! Возможно, себя", - подумала Гленда.
- Это же мистер Орехх? – спросил бледл. – А ведь у него через пять минут тренировка начинается.
За спиной Гленды снова зазвенели цепи и голос Орехха произнёс:
- Не волнуйся, Альфонс. Это мой любимый трюк. Динамические упражнения помогают укреплять мышцы, знаешь ли.
- Альфонс? – переспросил булочник, недоверчиво глядя на бледла. – Я думал, тебя зовут Альфред, сокращённо "Альф". Альфонс – квирмское имя, или я не я. Ты же не из Квирма, а? – Вопрос прозвучал скорее как обвинение.
- Что не так с именем Альфонс? – взвился бледл. – Его огромные руки вполне могли бы конкурировать по силе с руками Наверна Чудакулли. Кроме того, у него начали краснеть уши – всегда дурной признак для человека таких габаритов.
- О, всё нормально, отличное имя, - торопливо пошёл на попятную булочник. – Просто я и не знал, что ты Альфонс. Ты никогда не говорил.
- Я орк, - тихо сказал Орехх.
- На самом деле Альфонс мне очень даже нравится, - продолжал булочник. – "Фонс" конечно, не подарок, но "Альф" звучит вполне нормально. – Он замолк и повернулся к Орехху. – Что ты имеешь в виду, какой ещё "орк"?
- Я орк, - повторил Орехх.
Где-то в сплетении труб раздалось: "Ак! Ак!"
- Не болтай глупостей, никаких орков давно уже нет. Их всех поубивали сотни лет назад. Хотя и непросто это было, как я слыхал, - сказал официант.
- Ваше последнее замечание вполне справедливо, - сказал Орехх, всё ещё прикованный к кушетке. – Тем не менее, я орк.
Гленда опустила взгляд.
- Ты говорил мне, что ты гоблин, мистер Орехх. Ты говорил мне, что ты гоблин.
- Я был неверно проинформирован, - сказал Орехх. – Теперь я знаю, что я орк. И всегда знал, наверное. Я открыл дверь и прочёл книгу, и теперь знаю истинную правду. Я орк, и, по какой-то причине, я орк, которому страшно хочется выкурить сигару.
- Но орки же вроде были жуткими огромными монстрами, которым за радость оторвать собственную руку, чтобы использовать её, как дубинку? – сказал бледл Ноббс (не родственник). – Я читал статью про них в "Луках и Стрелах".
Все посмотрели на руки Орехха.
- Несомненно, таков приговор истории, - сказал Орехх. Он посмотрел на Гленду. – Мне очень жаль. Я не подчинился приказам, но так же все поступают, время от времени. Шнозентинтл описал это в своей книге "Подчинение и Неподчинение". Мне просто было интересно, что там в шкафу. И я уже тогда кое-что понимал в отмычках. Я открыл шкаф, прочёл книгу, и… - Цепи звякнули, когда он пошевелился. – …Снова не подчинился. Проигнорировал то, что прочёл. Думаю, многим это знакомо. Мы прекрасно умеем скрывать правду от самих себя. Уж поверьте, лично я достиг в этом совершенства. Но правда всё равно просачивалась, когда я терял бдительность или спал. Я орк. В этом нет никаких сомнений.
- Хорошо, ладно, ты орк, согласен. Тогда почему ты не оторвал мне голову? – спросил бледл Ноббс (не родственник).
- А ты хочешь, чтобы оторвал? – поинтересовался Орехх.
- Ну, вообще-то, нет!
- Да какая разница? – вмешался Трев. – Всё это давняя история. А сейчас? Повсюду вампиры! В городе полно троллей, големов, зомби и других пришлых. Кого волнует, что происходило сотни лет назад?
- Погодите минутку, погодите минутку, - вмешался официант. – Он не отрывает твою голову, потому что скован цепями.
- Да, кстати! Почему ты заставил нас сковать тебя? – спросила Гленда.
- Потому что не хотел случайно оторвать чью-нибудь голову. Я подозревал правду, хотя и не знал, что именно подозреваю. По крайней мере, я думаю, что всё было именно так.
- Это значит, что ты не можешь вырваться и поотрывать нам руки и ноги, - сказал бледл Ноббс (не родственник). – Ничего личного, но значит ли это также, что ты больше не станешь тренировать нас?
- Извини, - сказал Орехх, - но, как видишь, в моём нынешнем положении это будет затруднительно.
- Вы что, все свихнулись, что ли? – Удивительно, но реплика прозвучала от Джульетты, которая тоже появилась в подвале. – Он же Орехх. Он много дней бродил здесь, зажигая свечи и делая всё остальное. Я видела его множество раз, и никогда он не таскал с собой чью-то ногу или голову. И футбол ему тоже нравится!
Гленде показалось, что она слышит, как заколотилось сердце в груди Трева. Она подошла к девушке.
- Я же велела тебе уходить, - прошипела Гленда.
- Я вернулась, чтобы всё рассказать Треву. В конце концов, он для меня такую классную поэму написал.
- Она права, - согласился человек в фартуке мясника. – Я тоже видел его много раз, и никаких оторванных рук и ног.
- Верно, - поддержал пекарь. – И разве не он сделал те удивительные свечки для банкета? На мой взгляд, совсем непохоже на поведение орка.
- Кроме того, - добавил бледл Ноббс (не родственник), - он тренировал нашу команду, и я ни разу не слышал, чтобы он сказал: "Эй, парни, давайте-ка оторвём противникам головы!"
- Ну да, конечно, - заспорил официант, который, с точки зрения Гленды, быстро терял общественную поддержку, - люди не отрывают головы другим людям, не то, что орки.
"Ак! Ак!" – раздалось издалека.
- Он учил нас всяким штукам, которые тебе и в голову бы не пришли, - заявил бледл Ноббс (не родственник). – Типа, как играть в футбол с повязкой на глазах. Удивительные штуки. Больше похоже на хвилософию, чем на футбол, но всё равно, было прикольно.
- Тактика и анализ боевой стратегии характерные черты орков, - пояснил Орехх.
- Вот видите! Тот, кто чертит на себе всякие черты, не станет отрывать людям головы!
- Ты, видать, с моей бывшей женой не знаком, - заявил пекарь.
- Не, ну если бы дело дошло до раскраски, я бы с тобой водиться не стал, - заявил мясник, вызвав всеобщее веселье. – Орк, это одно дело, но орк, раскрашенный, словно баба, совсем другое.
Гленда посмотрела на Орехха. Тот плакал.
- Друзья мои, - сказал он. – Спасибо вам за то, что верите в меня.
- Ну, знаешь, ты вроде как стал частью команды, - сказал бледл Ноббс (не родственник), скрывая за улыбкой свою тревогу.
- Спасибо, мистер Ноббс, это так много для меня значит, - сказал Орехх, поднимаясь на ноги.
Движение было очень сложным.
Оно осталось в памяти Гленды навсегда, словно замедленный повтор, в котором цепи рвутся вокруг Орехха, как жалкие паутинки. Звенья разлетелись в стороны и забарабанили по стенам. ЗамкИ сломались. Что касается кушетки, то она вообще развалилась на части, рухнувшие на пол жалкой кучкой щепок.
- ДРАПАЕМ, ПАРНИ!
Чтобы понять, кто крикнул это первым, вам понадобилось бы нечто вроде микрометра, но дружный топот ног затих в отдалении очень быстро.
- Знаете, - сказал после минутного молчания Трев, - в какой-то момент мне показалось, что дела идут неплохо.
- Кто те птицеженщины? – спросила Гленда.
Орехх одиноко стоял посреди обломков кушетки. Последняя цепь соскользнула с него, словно змея, и кучкой улеглась на каменные плиты пола.
- Женщины? – переспросил он. – Это Маленький Сёстры Вечного Движения. Они из Эфеба. Кажется, их вид зовётся "фурии". Её Светлость послала их за мной на тот случай, если я захочу причинить кому-нибудь вред.
Реплика прозвучала совершенно спокойно и без эмоций.
- Но ты же не собирался никому вредить, - сказал Гленда.
- Однако все убежали. Потому что испугались меня.
- Ну, они же обычные люди, - вступилась Гленда. – Они…
- Идиоты, - подсказал Трев.
Орехх повернулся и зашагал по коридору, пиная перед собой остатки цепей и кушетки.
- В мире полным-полно обычных людей, - пробормотал он.
- Эй, нельзя позволять ему вот так запросто уйти, - заволновалась Джульетта. – Поглядите на него только! Он выглядит, словно щенок, которого пнули ногой!
- Я его босс, и это моё дело, - объявил Трев.
Гленда схватила его за руку.
- Нет, я сама разберусь. А теперь, послушай меня, Тревор Вроде. Под всей этой показной шелухой ты, похоже, неплохой парень, так что я тебе скажу: видишь Джульетту? Ты её знаешь, она работает на кухне. Ты написал для неё отличную поэму, написал ведь, правда? Слыхал про Кевзолушку? Все знают про Кевзолушку. Ну, ты конечно, не то чтобы Прекрасный Принц, но многие здешние гораздо похуже будут.
- Какого чёрта, ты о чём болтаешь? – изумился Трев.
- Джульетта скоро уезжает, правда, Джул?
Лицо Джульетты отразило полное смятение.
- Ну, я…
- Потому что она – та девушка, что уже два дня в газетах на первой странице.
- Что? Та знаменитая гномиха? С бородой?
- Да! – подтвердила Гленда. – Цирк уезжает, и клоуны не остаются. Ну, ты понимаешь, о чём я. Об этом модном шоу, она отбывает вместе сними.
- Но у неё нет бороды, - пробормотал Трев.
Покраснев, Джульетта покопалась в кармане передника и достала фальшивую бороду.
- Они разрешили мне оставить её у себя, - сказала она с нервным смешком.
- Верно, - одобрила Гленда. – Ты сказала, что любишь его. Трев, я не знаю, любишь ли ты её, но сейчас как раз тот момент, когда пора определиться. Вы оба взрослые люди… ну, теоретически. Короче, вам надо самим разобраться в ваших отношениях, потому что никаких добрых фей-крёстных я поблизости не наблюдаю. А у мистера Орехха вообще никого нет.
- Она уезжает из города? – переспросил Трев, своим мужским умом медленно постигнув очевидное.
- О, да. И надолго, как мне кажется, - подтвердила Гленда.
Она пристально следила за его лицом. "Ты не слишком-то образован и за всю жизнь не прочёл ни единой книги, Трев Вроде, но ты смышлёный паренёк и должен понимать, что на такие новости можно реагировать только одним из двух способов – правильным или неправильным" – думала Гленда.
Она видела, как в его глазах мелькают разные мысли, а потом он сказал:
- Ну что, клёво. Она об этом всегда мечтала. Я очень рад за неё.
"Ах ты, хитрый маленький негодяй, - размышляла Гленда. – Ты ответил правильно. Ты словно совсем не думаешь о себе, потому что знаешь: будь иначе, я на тебя и лишней секунды не потратила бы. Кто знает, может, ты и правда такой благородный. Фактически, (боже, помоги мне!) я тебе верю, но я скорее все зубы себе повыдергаю, чем признаюсь в этом".
- Она любит тебя, ты любишь её, а я понаделала кучу глупых ошибок. Теперь вам двоим предстоит решить, что делать дальше. На вашем месте, я бы сбежала, пока вас не поймали другие. Позволишь один совет, Трев? Не умничай, просто будь благоразумен.
Трев взял Гленду за плечи и расцеловал в обе щеки.
- Вот это было умно или благоразумно, как думаешь? – спросил он.
- Да ну тебя, Трев Вроде! – отмахнулась она, надеясь, что юноша не заметил, как она покраснела. – Всё, мне пора, надо поглядеть, куда делся мистер Орехх.
- А я знаю, куда он делся, - заявил Трев.
- Кажется, я велела вам обоим убираться прочь и жить долго и счастливо, - проворчала Гленда.
- Тебе не найти его без моей помощи, - сказал Трев. – Извини, Гленда, но мы тоже любим его.
- Может, надо рассказать кому-нибудь? – спросила Джульетта.
- И что они сделают? – резко оборвала её Гленда. – Опять случится то же, что произошло здесь несколько минут назад. Все будут топтаться вокруг, ожидая, пока явится тот, кто скажет им, что предпринять. И вообще, - добавила она, - я уверена, что волшебники в курсе про Орехха. О да, так и есть, готова поспорить.
Десять минут спустя ей пришлось признать, что Трев был прав. Без него она ни за что не заметила бы дверцу в дальнем углу заброшенного подвала. Из-под двери пробивался слабый свет.
- Однажды я проследил за ним, - признался Трев. – Каждому нужен такой уголок, который можно назвать своим собственным.
- Да, - сказал Гленда и толкнула дверь. На неё пахнУло жаром, как из печи. Комнатка была заставлена свечами всех цветов и размеров, многие из них горели.
За сплошь уставленным свечами самодельным столом сидел Орехх. Он взглянул на них без всякого выражения, а потом снова опустил глаза и больше не реагировал.
- Знаете, я беспокоюсь насчёт синего, - сказал Орехх, вроде бы сам себе. – Оранжевый получить до смешного просто, красный тоже без проблем, и зелёный очень легко. Но синий… лучший, что мне удалось сделать, честно говоря, недалеко ушёл от зелёного… - его голос затих.
- Ты в норме? – спросила Гленда.
- Вы имеете в виду, в норме ли я, не считая того факта, что я орк? – спросил Орехх со слабой улыбкой. – Ну, в общем, да, но вы в этом не виноваты.
- Такое не может быть правдой! – заявил Трев.
Гленда повернулась к нему.
- То есть?
- А то и есть, орки вымерли сотни лет назад.
- Не вымерли, а уничтожены, - поправил Орехх. – Но некоторые выжили. Когда это откроется, опасаюсь, найдутся желающие коренным образом исправить ситуацию.
Трев непонимающе взглянул на Гленду.
- Он намекает, что его могут убить, - пояснила она.
Орехх продолжал смотреть на свои свечи.
- Я должен повышать свою ценность. Я должен быть услужливым. Я должен быть дружелюбным. Я должен находить друзей.
- Если кто-то захочет тебе навредить, его убью я, - заявила Гленда. – Не уверена, что ты в самом деле способен оторвать человеку ногу, а вот я попытаюсь. Трев, тут надо ласково, по-женски.
- Ага, я слышу.
- И вовсе не смешно, Трев Вроде. Нет, мистер Орехх, оставайся здесь, - распорядилась она, выпихивая Трева и Джульетту обратно в коридор. – Убирайтесь, я хочу поговорить с ним наедине.
Орехх сделал шаг назад и опустил голову.
- Извините, я всё испортил, - сказал он.
- А куда делись твои когти, мистер Орехх?
Он вытянул вперёд руку и с лёгким шорохом выпустил когти, словно кот.
- Ох… ну, это… удобно, - пробормотала Гленда. – По крайней мере, не будет проблем с пуговицами на рубашке.
Она шарахнула кулаком по столу так, что свечи подпрыгнули.
- А теперь вставай! – закричала она. – Тебе ещё команду тренировать, мистер Орехх, не забыл? Вылезай отсюда и покажи им, как надо играть в футбол!
- Я должен повышать свою ценность, - пробормотал Орехх, глядя на свечи.
- Ну тогда и займись тренировкой! Вообще, с чего ты взял, что орки обязательно такие уж плохие?
- Мы совершали жуткие поступки.
- Они, - поправила Гленда. – Они совершали, не "мы", не ты. И вообще, я уверена, что во время войны никто и никогда не считает солдат противника милыми приятными людьми. А теперь соберись, и отправляйся на футбол. Что в этом такого страшного?
- Вы же видели, что произошло сегодня, - ответил Орехх. – Дело может принять совсем скверный оборот. – Он взял почти синюю свечу. – Мне надо подумать.
- Ладно, - не стала спорить Гленда.
Она осторожно закрыла за собой дверь, прошла немного по коридору и подняла взгляд вверх, к сплетению вечно протекающих труб.
- Я знаю, что вы подслушивали. Трубы скрипели. А ну, выходите! Немедленно.
Нет ответа. Гленда пожала плечами и заспешила прочь, сквозь лабиринт коридоров, который вскоре привёл её к Библиотеке. Она поднялась по ступеням, открыла дверь и направилась прямиком к столу Библиотекаря.
Когда она приблизилась, из-под стола появилось широкое улыбающееся лицо.
- Мне надо… - начала она.
Библиотекарь медленно поднялся на ноги, прижал палец к губам, и выложил на стол книгу. На чёрном фоне сиял серебром заголовок, всего три буквы: "ОРК".
Библиотекарь смерил её взглядом, словно пытаясь сделать некий вывод, потом открыл книгу и принялся листать с невероятной для таких толстых пальцев осторожностью. Наконец, он нашёл то, что искал, поднял раскрытую книгу и показал страницу. Гленда сегодня не успела позавтракать, но даже на пустой желудок человека всё равно может стошнить. Если вам это сильно необходимо, вряд ли удастся найти лучшее рвотное, чем та гравюра, которую Библиотекарь показал Гленде.
Он положил книгу обратно на стол, сунул руку под столешницу и вынул большой носовой платок, а ещё немного покопавшись где-то внизу – стакан воды.
- Я не верю, - объявила Гленда. – Это просто рисунок.
Библиотекарь показал ей большой палец и одобрительно кивнул. Потом сунул книгу под мышку, схватил Гленду за руку и с удивительным проворством повёл её по лабиринту залов и коридоров университета.
Их стремительное путешествие завершилось около двери с надписью "Департамент Посмертных Коммуникаций". Свежая краска кое-где уже отслоилась, и под ней виднелись буквы, подозрительно похожие на "НЕКР", и нечто вроде половинки черепа.
Дверь открылась… впрочем, любая дверь, которую толкал Библиотекарь, неизбежно открывалась. Гленда расслышала, как на пол со звоном упала сорванная задвижка.
Они вошли. Посреди комнаты стоял кто-то с жутким лицом. Впрочем, пугающий эффект был несколько смазан, благодаря ясно видимой этикетке: "Шутки и Приколы Боффо. Маска Некроманта, улучшенный вариант. Цена AM$3". Маска была снята, явив гостям гораздо менее жуткое лицо доктора Икоца.
- Какое безобразие… - начал он, однако заметил Библиотекаря и поспешно сменил тональность: - Чем могу быть полезен?
Библиотекарь показал ему книгу, и доктор Икоц застонал:
- Опять! Ладно, чего вы хотите?
- У нас в подвале сидит орк, - сказала Гленда.
- Да, знаю, - не слишком впечатлился доктор Икоц.
У Библиотекаря было весьма широкое лицо, но даже этой ширины не хватило, чтобы вместить всё удивление, которые попытался выразить орангутанг. Глава департамента Посмертных коммуникаций пожал плечами и вздохнул.
- Послушайте, - начал он усталым голосом, как будто объяснял то же самое в сотый раз, и снова вздохнул. – Я, теоретически, злой. Так написано в уставе университета, верно? Мне положено подслушивать у дверей. Мне положено практиковать тёмные искусства. У меня кольцо с черепом, в конце концов, и посох, тоже с черепом, только серебряным…
- И маска из магазина приколов? – добавила Гленда.
- Очень полезная штука, на самом-то деле, - горячо заспорил Икоц. – Более пугающая, чем оригинал, и при этом легко отмывается обычным мылом, что в нашем департаменте весьма немаловажно. Так или иначе, несколько недель назад ко мне приходил Архиканцлер. Судя по всему, с тем же вопросом, какой хотите задать вы.
- Орки правда были такими ужасными? – спросила Гленда.
- Я вам покажу, - предложил доктор Икоц.
- Библиотекарь уже показал мне. Картинку в книге, - напомнила Гленда.
- Ту самую, с глазными яблоками?
Гленда обнаружила, что её воспоминания ещё слишком свежИ.
- Да!
- О, эта не самая худшая, - поделился радостью доктор Икоц. – Но вы, как я понимаю, хотите доказательств? – Он слегка повернул голову и позвал: - Чарли?
В дальнем конце комнаты из-за чёрного занавеса вышел скелет. Он держал в руке кружку. Украшенную совершенно неуместной надписью: "Некроманты Делают Это Всю Ночь".
- Не пугайтесь, - сказал доктор Икоц.
- А я и не пугаюсь, - ответила Гленда, у которой сердце ушло в пятки. – Я ведь на бойне бываю порой. Работа такая. Этот, хотя бы, полированный.
- Благодарю вас, - произнёс скелет.
- Меня смущает надпись на кружке. "Некроманты Делают Это Всю Ночь"? Несколько чересчур, вам не кажется?
- Заказать даже такую было чересчур сложно! – возразил доктор Икоц. – Мы, к сожалению, не самый популярный департамент в университете. Чарли, молодая леди желает побольше узнать об орках.
- Опять? – спросил скелет, передавая кружку доктору. У Чарли был хрипловатый голос, но не настолько страшный, как можно было ожидать по виду скелета. Помимо всего прочего, его кости держались вместе, ну… помимо всего прочего. Они просто летали рядом друг с другом, как будто находились в невидимом теле. Нижняя челюсть шевельнулась, и снова зазвучал голос Чарли: - Думаю, нужные воспоминания всё еще в хранилище, потому что, как вы помните, мы уже вызывали их для Чудакулли. У меня просто не дошли ещё руки стереть их.
- Воспоминания о чём? – спросила Гленда.
- Это магия такая, - с важностью пояснил Икоц. – Но подробно объяснять некогда.
Гленде такое отношение не понравилось.
- Объясните в сжатом виде. В ореховой скорлупке, как говорится.
- Ладно. Современная наука полагает, что "течение времени" на самом деле миф. Вселенная просто исчезает и мгновенно восстанавливается во всех деталях с невероятной скоростью. И хотя в каждой отдельной точке процесс происходит практически мгновенно, восстановление всей Вселенной занимает, как мы полагаем, не менее пяти дней. Любопытно, что при этом…
- А можно взять орех поменьше?
- Значит, вы не хотите выслушать теорию Хаусманна об Универсальной Памяти?
- Думаю, не больше каштана, - предложила Гленда.
- Ну ладно, тогда попробуйте представить следующее. Мы полагаем, что разрушение старой вселенной не происходит сразу же, как создаётся новая, хотя, кстати, пока я говорил, данные события успели произойти не меньше миллиарда раз…
- Охотно верю. Давайте ограничимся фисташкой?
- Копия старой вселенной существует некоторое время. Мы не знаем как, мы не знаем где, и я скорее свихнусь, чем пойму механизм данного процесса во всех деталях. Однако мы обнаружили, что иногда возможно, гм, просмотреть эту копию. Как вам это, с точки зрения ореховых величин?
- У вас есть нечто вроде волшебного зеркала? – решительно прервала его Гленда.
- В общем, верно, хотя этот орешек не больше соснового.
- У сосны нет орехов, у неё просто семена, - самодовольно сказала Гленда. – Короче говоря, вы утверждаете, что всё произошедшее прежде продолжает где-то происходить, и в результате вы можете заглянуть в прошлое?
- Потрясающе краткое определение процесса, - одобрил доктор Икоц. – Очень образное, хотя и совершенно неверное во всех возможных аспектах. Однако вы правы, мы используем, - он слегка содрогнулся, - волшебное зеркало, как вы это назвали. Недавно мы по просьбе Архиканцлера изучали битву в Долине Орков. Это последняя известная битва, в которой дислоцировались создания, известные под названием "орки".
- Дислоцировались?
- Использовались, - пояснил Икоц.
- Использовались? И вы способны найти именно это среди миллионов событий прошлого?
- Кхм. Для точной датировки необходим якорь, - сказал Икоц. – Предмет, принимавший участие в тех событиях. Короче говоря, юная леди, на поле битвы был найден череп. А черепа совершенно точно находятся в компетенции моего департамента. – Он повернулся к Библиотекарю. – Мы имеем право показать ей? – спросил он.
Библиотекарь отрицательно замотал головой.
- Прекрасно. Значит, имеем. В точном соответствии с уставом университета, который требует от меня время от времени тайком проявлять неповиновение. Мы поместили череп в омнископ. Поскольку мой коллега уверен, что этого делать нельзя, он с пониманием отнесётся к нарушению правил с моей стороны. Виден очень краткий момент времени, но Архиканцлера он весьма впечатлил, если "впечатлил" подходящее слово.
- Я хочу прояснить для себя кое-то, - сказал Гленда. – Вы и вправду имеете право не исполнять инструкции Архиканцлера?
- О, да, - ответил Икоц. – У меня есть инструкция не подчиняться инструкциям. Как раз то, чего от меня ожидают.
- Но как такое возможно? – не унималась Гленда. – А что, если он даст вам инструкцию, которую действительно требуется исполнить?
- Мы действуем, исходя из принципов здравого смысла и доброй воли, - сказал Икоц. – Например, если Архиканцлер пожелает дать мне команду, которую действительно нельзя не исполнить, он добавит нечто вроде: "Икоц, червяк ты этакий (согласно устава университета), если ты не сделаешь, как я велю, то получишь по башке!" Хотя на самом деле, мадам, обычно достаточно лишь намёка. Всё держится на доверии. Мне абсолютно нельзя доверять, и это факт, которому все доверяют. Даже не знаю, чтобы Архиканцлер без меня делал.
- Ага, точно, - улыбаясь, подтвердил Чарли.
Несколько минут спустя Гленда уже стояла в тёмной комнате перед огромным зеркалом, высотой не меньше её роста.
- Это что, навроде Движущихся Картинок? – саркастически спросила она.
- Любопытное сравнение, - заметил Икоц. – И довольно точное, за исключением того, что во-первых, не будет попкорна, и во-вторых, если бы и был, он не полез бы вам в горло. То, что вы назвали бы "камерой", зафиксировало последние картинки, увиденные одним из принимавших участие в битве людей.
- Тем, чей череп лежит в омнископе?
- Прекрасно! Вы ухватили суть, - одобрил доктор Икоц.
На секунду повисло молчание.
- Будет страшно, да?
- Да, - подтвердил Икоц. – Ночные кошмары? Весьма вероятно. Это зрелище приводит в замешательство даже меня. Ты готов, Чарли?
- Да, - откуда-то из темноты ответил Чарли. – Вы уверены, что хотите смотреть, мисс?
Гленда была совсем не уверена, но всезнающая улыбка Икоца её раздражала. Всё что угодно лучше, чем эта улыбка.
- Уверена, - ответила она, стараясь, чтобы голос звучал твёрдо.
- Фрагмент, который мы можем продемонстрировать, длится менее трёх секунд, но я сильно сомневаюсь, что вам захочется увидеть его дважды. Мы готовы? Начинай, Чарли, спасибо.
Гленда чуть не опрокинула кресло, но Икоц был наготове и успел поймать её.
- Единственное известное науке изображение орка в бою, - пояснил Икоц, водружая кресло на все четыре ножки. – Вы, кстати, неплохо держались. Даже Архиканцлер очень громко ругался.
Гленда моргнула, пытаясь изгнать из памяти эти злосчастные три секунды.
- Это правда, верно?
Должно быть правдой. Было в этой засевшей в мозгу картинке что-то такое, что не оставляло сомнений в её правдивости.
- Я хочу посмотреть ещё раз.
- Что? – удивился Икоц.
- Там что-то есть важное. Какая-то деталь.
- Нам понадобилось много часов, чтобы понять это. – строго сказал Икоц. - Как вы умудрились заметить с первого раза?
- Потому что ожидала чего-то в этом роде, - ответила Гленда.
- Ладно. Чарли, покажи ещё раз, с увеличением в правом углу. Очень размытое изображение, - пояснил Икоц Гленде.
- Вы можете остановить картинку?
- О, да. Чарли придумал, как.
- Значит, вы поняли, что я заметила.
- О, да.
- Тогда покажите снова.
Чарли исчез за драпировками. Несколько раз мигнул свет, а потом…
- Здесь! – Гленда указала на застывшее изображение. – Это люди на лошадях, правильно? И у них кнуты в руках. Я знаю, что картинка нечёткая, но кнуты видны достаточно ясно.
- Ну, в общем, да, - признал Икоц. – Трудно, знаете ли, заставить кого-то бежать навстречу туче стрел, если не взбодрить бойцов как следует.
- Они были оружием. Живые создания использовали вместо оружия. А ведь они не так уж сильно отличаются от людей.
- Во времена Тёмного Императора происходила масса всего интересного, - небрежно заметил Икоц.
- Тёмного, - поправила Гленда.
- Да, - признал Икоц. - Вы правы. Тёмный Император. Тёмная Империя. Пыточные кресла и всё такое. Тёмная история.
- И что потом стало с орками?
- Ну, официально, их всех убили, - сказал Икоц. – Однако есть слухи…
- В битву их гнали люди, - сказала Гленда.
- Ну, если вы настаиваете… Что-то вроде того, да, - признал Икоц. – Хотя, какая разница.
- Огромная, - возмутилась Гленда. – Все говорят про монстров, и никто не говорит про кнуты. А ведь орки так похожи на людей. Во что можно превратить человека, если сильно постараться?
- Интересная теория, - сказал Икоц. – Но я сомневаюсь, что вы сможете её доказать.
- Когда Король сражается против Короля, он сносит голову побеждённому Королю, верно? – спросила Гленда.
- Иногда, - согласился Икоц.
- Нельзя винить оружие за то, как его использовали. Как там говорится? Человек не может изменить свою природу. Думаю, природа орков была всё-таки изменена. Это возможно.
Гленда взглянула на Библиотекаря, который индифферентно уставился в потолок.
- Вы работаете кухаркой, верно? А хотите поработать у меня в департаменте?
- Все знают, что женщина не может стать волшебником, - сказал Гленда.
- Ах, да. Но в Некро… в Посмертных Коммуникациях всё иначе, - с гордостью объявил Икоц. И добавил: - Боги свидетели, нам тут страшно не хватает разумных людей. Немного женского влияния тоже будет кстати. И не думайте, что я хочу пристроить вас к уборке комнат. Здешнюю пыль мы очень высоко ценим, а ваши навыки готовки будут просто бесценны. В конце концов, мясницкое дело – основа основ нашей работы. Кроме того, у Боффо есть в продаже прекрасный костюм женщины-некроманта, верно, Чарли?
- Десять долларов, включая кружевной корсет. Отличная цена, - сказал Чарли из-за драпировок. – И очень соблазнительная одежда.
В комнате повисла тишина, потому что у Гленды отпала челюсть.
Наконец, она умудрилась сказать вежливое, но твёрдое
- Нет.
Глава департамента Посмертных Коммуникаций тихо вздохнул.
- Я так и думал. Но мы ведь всего лишь часть общей картины. Тьма и свет. Ночь и день. Сладость и горечь. Добро и зло (умеренное, согласно устава). Лучше иметь разумных и надёжных людей по обе стороны. Ладно, я всё равно рад, что мы смогли вам помочь. К нам сюда нечасто гости заходят, знаете ли. Живые, я имею в виду.

[17] Вопреки распространённому заблуждению, люди отнюдь не спешат на помощь, услышав чей-то крик. Человеческий мозг работает иначе. Люди начинают озираться, смотрят на других людей и спрашивают: "Эй, ты слыхал, кто-то, вроде, кричит?" Потому что вдруг этот крик раздался только в твоём воображении? Или, может, это просто лошадь громко пустила газы?
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments