Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-30


Грубовато, конечно, называть кого-то "обитателем", но обитатели свечного подвала подходили под это определение тютелька в тютельку. Подвал был, фактически, их логовом. Если вы встречали их где-то в подземных лабиринтах университета, они стремительно убегали прочь, но в своём подвале они жили, спали и работали практически круглосуточно. Орехх лежал на старом матрасе, крепко обхватив себя руками. Гленда взглянула на него, повернулась к троллю и велела:
- Немедленно приведи сюда мистера Трева.
- Не могу сыскать мистера Трева, - снова повторил тролль.
- Продолжай искать! – Она опустилась на колени рядом с Ореххом. Его глаза закатились. – Мистер Орехх, ты меня слышишь?
Кажется, он очнулся.
- Вам надо уйти, - сказал он. – Это будет очень опасно. Дверь откроется.
- Что ещё за дверь? – спросила Гленда, стараясь, чтобы её голос звучал весело. Она посмотрела на других "обитателей", которые взирали на неё с тихим ужасом. – Эй, можете найти, чем его укрыть?
Простой вопрос заставил их в панике разбежаться.
- Я видел дверь, значит, она скоро опять откроется, - сказал Орехх.
- Лично я никакой двери не вижу, мистер Орехх, - заявила Гленда, озираясь.
Глаза Орехха широко распахнулись.
- Она у меня в голове.
Уединения в свечном подвале не существовало. Он представлял собой просто расширение коридора. Мимо всё время ходили люди.
- Я думаю, ты просто устал, мистер Орехх, - сказала Гленда. – Ты всё время работаешь и волнуешься обо всём, вот и заболел от этого. Тебе надо отдохнуть.
К её немалому удивлению, один из обитателей подвала вернулся и принёс простыню, которая даже сохранила гибкость в некоторых местах. Она укрыла Орехха, и как раз в этот момент прибыл Трев. Собственно, у него не было особого выбора, потому что Цемент тащил его, ухватив за воротник. Трев взглянул на Орехха, а потом на Гленду.
- Что с ним стряслось?
- Не знаю.
Она молча покрутила пальцем у виска, универсальный жест, означающий "с катушек съехал".
- Вам надо уйти. Здесь будет очень опасно, - стонал Орехх.
- Пожалуйста, скажи нам, что происходит, - взмолилась Гленда. – Пожалуйста, скажи мне.
- Не могу, - ответил Орехх. – Не могу произнести слова.
- Что это за слова? – спросил Трев.
- Слова, которые не желают произноситься. Очень сильные слова.
- Мы можем помочь? – настаивала Гленда.
- Тебя мутит? – допытывался Трев.
- Нет, мистер Трев. Сегодня утром желудочно-кишечный тракт исполнил свои функции вполне адекватно, - это было произнесено в привычной педантичной манере Орехха, но всё равно как-то странно.
- Может, в голове помутилось? – в отчаянии предположила Гленда.
- Да. В голове, - неожиданно согласился Орехх. – Тени. Двери. Не могу рассказать.
- Кто-нибудь может излечить твою болезнь?
Орехх помолчал, а потом сказал:
- Да. Вы должны найти для меня натурфилософа, прошедшего обучение в Убервальде. Они умеют приводить в порядок чужие мысли.
- Так, как ты помог Треву? – спросила Гленда. – Ты объяснил ему, что он на самом деле думает насчёт отца и всего прочего, и он стал от этого гораздо счастливее. Ведь правда, Трев?
- Да, - подтвердил Трев. – И нечего толкать меня локтем в бок. Мне действительно стало лучше. Тебя можно загипнотизировать? – спросил он, обращаясь к Орехху. – Я видел однажды в театре, фокусник просто покачал перед публикой блестящие часы на цепочке, и люди стали такое вытворять! Даже лаяли, как собаки.
- Да. Гипноз – важная часть методики, - ответил Орехх. – Он расслабляет пациента и даёт ему шанс расслышать собственные мысли.
- Ну и отлично, - сказала Гленда. – Тогда почему бы тебе не сделать всё самому? Что-нибудь блестящее я для тебя найду.
Трев вытащил из кармана свою любимую жестяную банку.
- Та-дам!! Кусок бечёвки у меня тоже где-то тут есть.
- Всё это прекрасно, но я не смогу задать сам себе правильные вопросы, если буду под гипнозом. Критически важно, чтобы формулировки были предельно точными, - сказал Орехх.
- Я всё предусмотрел, - успокоил его Трев. – Просто прикажу тебе сделать всё как надо. Ты ведь знаешь, какие вопросы надо задавать, если речь не идёт о тебе самом?
- Да, мистер Трев.
- А вот с Тревом ты говорил без гипноза, - справедливо напомнила Гленда.
- Верно, однако его мысли были скрыты неглубоко. Боюсь, до моих будет сложнее добраться.
- Тебя что, и правда можно загипнотизировать до такой степени, чтобы ты начал сам себе задавать правильные вопросы?
- В книге "Путь к Обману" Фарсбиндер изложил методику самогипноза, - ответил Орехх. – Так что это вполне возможно… - его голос затих.
- Тогда давай приступим к откровениям, - предложил Трев. – Моя бабуля всегда говорила: коли приспичит, не сдерживайся, лучше снаружи, чем внутри.
- Возможно, это не такая уж и мудрая идея.
- Мне она еще ни разу не навредила, - заметил Трев.
- То, чего я не знаю… То, чего я не знаю… - бормотал Орехх.
- Чего ты не знаешь? – спросила Гленда.
- То, чего я не знаю… - сказал Орехх. – …спрятано за дверью. Мне кажется, я поместил туда всё это, потому что сам не хотел знать.
- Но это значит, что ты знаешь то, чего не хочешь знать? – удивилась Гленда.
- Да.
- Ну, и насколько оно скверное? – поинтересовался Трев.
- Вероятно, очень скверное, - сказал Орехх.
- А что бы ты посоветовал в таком случае, например, мне? – спросила Гленда. – Я хочу знать правду, и немедленно.
- Нуу… - ответил Орехх, слегка запинаясь, - Полагаю, я сказал бы, что вам следует заглянуть за дверь, чтобы встретить то, чего вы не знаете, лицом к лицу, и чтобы мы вместе могли справиться с этим. По крайней мере, фон Кладполл в своей "Doppelte Berührungssempfindung" советовал поступать именно так. Фактически, подобные действия являются основой данного метода лечения.
- Тогда приступим, - сказала Гленда, поднимаясь на ноги.
- Однако что же такого плохого может быть у вас в голове, мисс Гленда? – Орехх умудрился проявить галантность даже в совсем неподходящей для этого зловонной обстановке свечного подвала.
- О, кое-что есть, - заверила его Гленда. – Невозможно прожить жизнь, не подцепив какую-нибудь гадость.
- Этой ночью у меня были сны, - сказал Орехх.
- Ну и что, у каждого порой случаются кошмары, - утешила его Гленда.
- Это были не просто кошмары, - ответил Орехх. Он поднял вверх и показал им свою руку.
Трев присвистнул.
- Ох, - сказала Гленда. А потом: - Это нормально?
- Не имею представления, - признался Орехх.
- Тебе было больно?
- Нет.
- Ну, может, у гоблинов с возрастом всегда так бывает? – предположил Трев.
- Да, может, им нужны когти, - поддержала Гленда.
- Вчера всё было так хорошо, - пожаловался Орехх. – Я стал частью команды. Команда была вокруг меня. Я был счастлив. А теперь…
Трев продемонстрировал ему помятую банку на куске грязноватой бечёвки.
- Может, тебе лучше бы разобраться во всём?
- Возможно, я ошибаюсь, - добавила Гленда, - но если ты не захочешь узнать о том, чего ты не хочешь знать, то в результате этого самого "чего ты не хочешь знать" станет больше, а потом ещё больше, и ещё, и так пока у тебя голова не лопнет.
- В ваших словах есть здравое зерно, - неохотно признал Орехх.
- Тогда помоги мне уложить его на кушетку, - сказал Трев. – Смотри-ка, он весь в поту, это нормально?
- Не думаю, - ответила Гленда.
- Мне будет гораздо спокойнее, если вы обмотаете меня цепями, - предложил Орехх.
- Что? С чего ты взял, что нам следует так поступить? – возмутилась Гленда.
- Я думаю, вам надо проявить осторожность. Через дверь кое-что просачивается. Это может быть опасно.
Гленда ещё раз посмотрела на когти. Они оказались чёрными, блестящими и по-своему даже изящными, но, честно говоря, трудно было вообразить, что подобные орудия предназначены для рисования картин или, скажем, приготовления омлета. Это же когти, а когти нужны, чтобы когтить, верно? С другой стороны, перед ней лежал мистер Орехх. Даже с когтями, он всё равно оставался Ореххом.
- Может, начнём уже? – предложил Трев.
- Я настаиваю на цепях, - упорствовал Орехх. – За четвёртой по счёту дверью отсюда есть старая кладовка, там полно всяких железок, в том числе и цепей. Пожалуйста, поторопитесь.
Гленда непроизвольно снова взглянула на когти, и увидела, что они стали длиннее.
- Да уж Трев, пожалуйста, поспеши.
Трев проследил за её взглядом и сказал:
- Оп-па, я мигом! Одна нога здесь, другая там.
И действительно, уже через пару минут она услышала звон цепей, которые Трев тащил за собой по коридору.
Вся эта история была настолько странной, что Гленда с трудом сдерживала слёзы. Орехх, не шевелясь, молча смотрел в потолок, пока они укладывали его на кушетку и осторожно опутывали цепями.
- Я нашел замкИ, но не нашёл ключей, - сказал Трев. – Я могу их защёлкнуть, но открыть будет нечем.
- Закрывайте, - велел Орехх.
Гленда вообще плакала очень редко, поэтому изо всех сил старалась не разрыдаться.
- Может, не надо? – спросила она. – Тут же всё время люди ходят, они увидят, чем мы занимаемся.
- А теперь качайте ваш маятник, мистер Трев, - распорядился Орехх.
Трев пожал плечами, и сделал, как было сказано.
- Теперь скажите мне, что я хочу спать, мистер Трев.
Трев прокашлялся и начал раскачивать банку.
- Ты точняк хочешь спать. Обалдеть как сильно хочешь спать.
- Хорошо. Я ощущаю сильную сонливость, - слабым голосом ответил Орехх. – А теперь вы должны велеть мне начать собственный психоанализ.
- Это что ещё такое? – встревожилась Гленда, которая всегда с подозрительностью относилась к незнакомым словам.
- Извините, - поправился Орехх. – Вы должны приказать мне начать детальное исследование моего собственного разума методом вопросов и ответов.
- Я же не знаю, какие вопросы задавать, - сказал Трев.
- Я знаю, - терпеливо напомнил Орехх. – Но вы должны приказать мне начать процесс.
Трев снова пожал плечами.
- Мистер Орехх, вы должны разобраться, что не так с мистером Ореххом, - сказал он.
- О, да, - произнёс Орехх слегка изменившимся голосом. – Фам утопно, мистер Орехх? Да, спасибо. Цепи почти не трут. Очччень хорошо. А теперь, расскажите мне о фашей матери, мистер Орехх. Я понимаю термин, однако, насколько могу припомнить, у меня никогда не было матери. Но всё равно, спасибо, что спросили, - сказал Орехх.
Так начался этот странный монодиалог. Гленда и Трев присели на каменные ступени, слушая, как тихий голос произносит:
- Ах, та. Пиплиотека. Ф пиплиотеке есть что-то особенное, мистер Орехх?
- В библиотеке очень много книг.
- А что ещё есть в пиплиотеке, мистер Орехх?
- В библиотеке много кресел и лестниц.
- А что есть в пиплиотеке, о чём фы не хотите говорить мне, мистер Орехх?
Они ждали. Наконец, тихий голос сказал:
- В библиотеке есть шкаф.
- Что неопычного ф этом шкафе, мистер Орехх?
Снова пауза. И снова тихий ответ:
- Я не должен открывать этот шкаф.
- Почему другая его половина говорит с убервальдским акцентом? – спросила Гленда Трева, позабыв об остром слухе гоблина.
- Фопросы, задафаемые с лёгким упервальдским акцентом, ф подопных опстоятельствах успокаифают пациента, - ответил Орехх. – А теперь, пудьте люпезны не прерыфать меня.
- Извини, - сказала Гленда.
- Ничего. Итак, почему фы не должны открыфать этот шкаф, мистер Орехх?
- Потому что я обещал Её Светлости не открывать его.
- Но фы фсё-таки открыли этот шкаф, мистер Орехх?
Ещё более длительная пауза.
- Я обещал Её Светлости не открывать его!
- Фы многому научились ф замке, мистер Орехх?
- Многому.
- Например, как делать отмычки, мистер Орехх?
- Да.
- Где сейчас та дферь, мистер Орехх?
- Прямо предо мной.
- Фы открыфали эту дферь, мистер Орехх. Фы думаете, что нет, но на самом деле открыфали. А теперь очень фажно, чтобы фы открыли её снофа.
- Но то, что за дверью, оно неправильное!
Двое подслушивающих вытянули шеи.
- Ничего непрафильного. Софсем ничего непрафильного. Ф прошлом, фы пыли молоды и открыли дферь по глупости. Но теперь, чтобы понять эту дферь, фы должны открыть её со фсей мудростью фзрослого. Открыфайте дферь, мистер Орехх, и мы фместе заглянем за неё.
- Но у меня больше нет отмычки.
- Природа фам поможет, мистер Орехх.
Гленда поёжилась. Наверное, это просто воображение, но ей показалось, что они больше не в свечном подвале.
Перед Ореххом протянулся коридор. Он ощутил, как всё спадает с него. Цепи, одежда, плоть, мысли. Остался лишь коридор, и шкаф, который медленно приближался. Шкаф со стеклянными дверцами. На гранях стекла поблёскивает свет. Он поднял руку и вытянул коготь, который прорезал дерево и стекло так, словно это был просто воздух. В шкафу была только одна полка, а на полке – только одна книга. С заголовком из серебра, обмотанная цепями из стали. Добраться до неё оказалось гораздо проще, чем в прошлый раз. Он уселся в кресло (которого до этой самой секунды здесь не было) и начал читать. Книга была озаглавлена: "ОРК".
Когда раздался крик, это был не крик Орехха. Звук шёл откуда-то сверху, из сплетения труб. Худая женщина в чёрном плаще ("Может, ведьма?" – подумала потрясенная Гленда) спрыгнула на каменные плиты пола и принялась озираться, словно кошка.
"Нет, скорее, как птица, - подумала Гленда. – Очень резкие движения".
А потом женщина открыла рот и закричала:
- Ак! Ак! Опасность! Опасность! Берегитесь! Берегитесь! – женщина-птица бросилась к кушетке, но Трев заступил ей путь. – Глупость! Орк сожрёт твои глаза!
Теперь крик звучал уже дуэтом: вторая женщина выскользнула из сумрака, спустившись вниз то ли на развевающемся плаще, то ли на крыльях. Они непрерывно двигались, в разных направлениях, но с одной целью – пытаясь прорваться к кушетке.
- Не бооойтесь, - прокаркала одна из них. – Мы на вааашей стороне. Мы здесь, чтобы защитить вас.
Гленда, вся дрожа от возмущения, вскочила на ноги, скрестив руки на груди. В этой позе она всегда ощущала себя более уверенно.
- Вы кто такие, вообще? Кто вам позволил падать с потолка и кричать на людей? А ещё из вас перья сыплются! Это отвратительно и недопустимо. Здесь… здесь, практически, зона приготовления пищи!
- Ага, выметайтесь отсюда, - поддержал её Трев.
- Молодцом, - прошипела Гленда уголком рта. – Теперь они призадумаются.
- Вы не понимаете, - сказала одна из тварей. Их лица выглядели очень странно: словно кто-то взял женщину и сделал из неё птицу. – Вы в большой опасности! Ак!
- От вас? – спросила Гленда.
- От орка! – ответило создание, и слово это прозвучало, словно крик. – Ак!

В мире теней, душа Орехха сидела рядом с открытым шкафом и читала книгу, страница за страницей. Он почувствовал кого-то рядом, и, подняв глаза, увидел Её Светлость.
- Почему вы не велели мне открывать эту книгу, Ваша Светлость?
- Потому что хотела, чтобы ты её прочел, - ответил голос вампирши. – Ты должен был сам открыть правду. Все мы находим правду только так, и не иначе.
- Но если правда ужасна?
- Думаю, ты и сам знаешь ответ, мистер Орехх, - произнёс голос Её Светлости.
- Ответ таков: ужасная или нет, правда есть правда, - сказал Орехх.
- И? – голос Её Светлости напоминал учительницу, которая подталкивает смышлёного ученика к нужному выводу.
- Из этого следует, что правду можно изменить, - сказал Орехх.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments