Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-24



На следующий день в "Таймс" появилась статья о таинственном исчезновении знаменитой Жуль. Гленда только улыбнулась. "Невнимательно читали сказки в детстве, - думала она, выходя из дома. – Если хочешь отыскать красавицу, поищи среди золы". Однако поскольку Гленда была Глендой и оставалась Глендой в любом случае, она мысленно добавила: "Впрочем, за печами в Ночной Кухне всегда внимательно следят и всю золу аккуратно вычищают".
К её немалому удивлению, Джульетта вышла из дверей своего дома практически одновременно с Глендой и выглядела почти проснувшейся.
- Как думаешь, мне разрешат побыть на банкете? – спросила девушка, пока они ждали конёбус.
"Теоретически, да, - подумала Гленда, - но практически, вряд ли. Потому что ты с Ночной Кухни". Для миссис Герпес даже Джульетта была всего лишь ночной кухаркой.
- Джульетта, тебе необходимо побывать на этом банкете, - сказала она вслух. – И мне тоже.
- Вряд ли миссис Герпес это понравится, - заметила Джульетта.
Внутри Гленды по-прежнему кипели пузырьки. Это началось ещё в "Заткнисе", продолжалось весь вчерашний день, и кое-что осталось на сегодня.
- Мне плевать, - заявила она.
Джульетта хихикнула и огляделась, словно опасалась, будто миссис Герпес прячется где-то рядом с остановкой конёбуса.
"А мне действительно плевать, - подумала Гленда. – Плевать. Я развоевалась".

Кабинет Думмера всегда озадачивал Наверна Чудакулли. Этот парень действительно пользовался картотечными шкафами, господи ты боже мой. Сам Чудакулли работал с бумагами, исходя из предположения, что всё, чего ты не можешь просто запомнить, не является достаточно важным. Навыки хранения бумаг в виде куч на полу он довёл до настоящего совершенства.
Думмер поднял взгляд.
- А, доброе утро, Архиканцлер.
- Я тут заглянул в Главный Зал…
- Да, Архиканцлер?
- Наша команда танцует балет!
- Да, Архиканцлер.
- А вокруг скачут певички из Оперы в коротких платьицах!
- Да, Архиканцлер. Они помогают команде.
Чудакулли навис над Тупсом, опершись на свои огромные кулаки, которые поставил по обе стороны документа, над которым тот в данный момент работал.
- Зачем это всё?
- Идея мистера Орехха, Архиканцлер. Кажется, балет помогает им тренировать равновесие, баланс и элегантность.
- Вам доводилось видеть, как бледл Ноббс пытается стоять на одной ноге? Такое зрелище способно мгновенно исцелить от меланхолии любого.
- Представляю себе, - сказал Думмер, не поднимая взгляда.
- Я думал, они должны научиться забивать мяч в ворота.
- Ах, да. Но у мистера Орехха есть одна теория.
- Неужели?
- Да, сэр.
- Я знаю, что он носится повсюду со своими идеями.
- Да, мистер Орехх и мистер Вроде готовят какой-то сюрприз для банкета, - сказал Думмер, поднимаясь на ноги и выдвигая верхний ящик своей картотеки. Вид открытого картотечного ящика обычно напоминал Чудакулли, что у него есть срочные дела где-то в другом месте, но на этот раз приём не сработал.
- Кстати, мы, кажется, только что получили очередную партию новых мячей.
- Мистер Сноррисон видит свою выгоду сквозь две кирпичных стены.
- Значит, всё идёт по плану? – несколько озадаченно спросил Чудакулли.
- Похоже на то, сэр.
- Ну, тогда мне, наверное, лучше не вмешиваться, - пробормотал Чудакулли. Он помедлил, ощущая себя явно не в своей тарелке, но потом вспомнил, к чему ещё можно придраться: - А как там продвигаются новые правила, мистер Тупс?
- Неплохо, благодарю, Архиканцлер. Чтобы никто не жаловался, я включил в свод кое-что из правил уличного футбола. Некоторые весьма странные.
- Похоже, этот мистер Орехх оказался всё-таки неплохим парнем.
- О, да? Архиканцлер.
- Ловко он придумал, как переделать ворота. Игра стала вдвое веселее.
- А вы не собираетесь потренироваться, сэр? – спросил Думмер, положив перед собой очередной документ.
- Я капитан! Мне тренировки ни к чему! – Чудакулли почти вышел, но, уже положив руку на дверную ручку, всё-таки добавил: - Вчера мы неплохо пообщались с бывшим Деканом. В глубине души он хороший, всё-таки.
- Я слыхал, атмосфера в Необщей комнате была вчера весьма дружелюбной, Архиканцлер, - сказал Думмер и мысленно добавил: "Обошлось недёшево, кстати".
- Вы знаете, что юный Адриан Брюква стал профессором?
- О да, Архиканцлер.
- А вы хотите?
- Честно говоря, нет, Архиканцлер. Мне кажется, в университете всё-таки должны быть одна или две должности, которые занимаю не я.
- Не спорю, но они назвали свой вычислитель Пексом! Плоховато у них с фантазией, правда?
- О, но ведь различия существенны. Я слыхал, для генерации блита они используют куриц, - заметил Думмер.
- Похоже, - проворчал Чудакулли. – Что-то вроде того.
- Хмм, - ответил Думмер. Это было весьма солидное "хмм", настолько прочное, что хоть лодки к нему швартуй.
- Что-то не так? – спросил Чудакулли.
- Ну, вроде как нет, Архиканцлер. А бывший Декан не упоминал о тотальной переделке морфического резонатора, необходимой для внесения поправок в блито-слудный интерфейс?
- Не припоминаю.
- О, - прокомментировал Думмер, не меняя выражения лица. – Ну, полагаю, Адриан с этим разберётся. Он такой умный.
- Да, но он же скопировал вашу работу. Вы построили Гекса. А они притворяются, будто Адриан умнее всех. Даже на коллекционных карточках его напечатали.
- Как мило, сэр. Для учёного публичное признание значит так много…
Чудакулли ощутил себя комаром, который пытается прокусить стальную кирасу.
- Ха, волшебники сейчас совсем не те, что в прежние времена,- заметил он.
- Да, сэр, - уклончиво ответил Думмер.
- Кстати, мистер Тупс, - заявил Архиканцлер, распахивая дверь, - мой день ещё не закончен.
В отдалении раздался вопль. А потом грохот. Чудакулли улыбнулся. Ему явно полегчало.
Когда он и Думмер вошли в Главный зал, б0льшая часть команды собралась вокруг жертвы, около которой опустился на колени мистер Орехх.
- Что тут стряслось? – требовательно спросил Чудакулли.
- Сплошные синяки, сэр. Я положил на них компресс.
- А. – Взор Чудакулли обратился к сундуку, который выглядел как самый обычный сундук, если не обращать внимания на сотни торчащих из-под него маленьких ножек.
- Багаж Ринсвинда, - прорычал Архиканцлер. – Где бы он ни оказался, Ринсвинд где-то поблизости. Ринсвинд!
- Я не виноват! – возмутился Ринсвинд.
- Он прав, сэр, - вмешался Орехх. – Извините, но тут имеет место коллективное заблуждение. Как я понимаю, данный сундук перемещается на сотне маленьких ног, что привело джентльменов к заключению, будто он может играть в футбол, словно дьявол. Каковое заключение в итоге оказалось ошибочным.
- А ведь я предупреждал, - раздался голос бывшего Декана. – Привет, Наверн. Неслабую команду ты собрал.
- Все эти ноги лишь путаются друг у друга под ногами, - поделился наблюдениями Бенго Макарона. – А когда сундук прыгает сверху на мяч, он просто теряет контроль и катится, куда попало. В данном случае, увы, прямо на мистера Сопворфи.
- Что поделать, все мы учимся на своих ошибках, - заявил Чудакулли. – А теперь, не могли бы вы, для разнообразия, продемонстрировать мне что-нибудь хорошее?
- Полагаю, у меня есть именно то, что вам нужно, Архиканцлер, - раздался позади тоненький голосок.
Чудакулли обернулся, и увидел человека, который по виду и по назойливости голоса больше всего напоминал малую флейту-пикколо. Человечек весь дрожал от волнения.
- Профессор Ритурнель, Мастер Музыки, - шепнул Думмер на ухо Чудакулли.
- А, профессор, - почти без запинки среагировал Чудакулли. – Я вижу, вы привели с собой хор.
- Разумеется, Архиканцлер! То, чему я стал свидетелем сегодня утром, наполнило меня внутренним светом и вдохновением! Я без труда сочинил речёвку, как вы и просили!
- Я просил? – уголком рта прошипел Чудакулли.
- Ну, вы же всё равно вспомните, что речёвки дело нужное, поэтому я счёл возможным побеспокоить профессора заранее, - прошептал в ответ Думмер.
- Опять "от имени", да? Ох, ну ладно.
- Моё творение основано на традиционном грегорианском распеве и является, по сути, прощальной речью, сиречь гимном победителю. Разрешите начать? – спросил профессор Ритурнель. – Исполняется a capella, разумеется.
- Начинайте, - распорядился Чудакулли.
Мастер Музыки вынул из рукава короткую палочку.
- Я вписал в текст имя Бенго Макароны, по нему удобнее отсчитывать такт, а кроме того, сегодня утром мистер Макарона забил два прекрасных "гола", так они, кажется, называются, - пробормотал Ритурнель, обращаясь с незнакомым словом крайне осторожно, словно с огромным пауком, внезапно обнаруженным в ванной. Потом он обвёл взглядом свой маленький хор, кивнул, и…
- Слава уникальным способностям Бенго Макароны! Макаронным уникальным способностям Слава! Слава им! Слава им! Чудесен талант, другим недоступный! Слава! Слава ему! Слава щедрым богам! Тем, что, за то, что… ЧУДЕСЕ ЧУДЕСЕ ЧУДЕСЕЕН!
Через полторы минуты подобных упражнений Чудакулли громко кашлянул, Мастер махнул палочкой, и хор затих на полуслове.
- Что-то не так, Архиканцлер?
- Гм, ну не сказать, чтобы… однако, гм, вам не кажется, что песнопение несколько, ну, длинновато? – От Чудакулли не ускользнуло, что бывший Декан не слишком старательно пытается скрыть смех.
- Ничуть. Фактически, сэр, я намерен ещё доработать его, расписав на сорок голосов. Осмелюсь заметить, это будет моё лучшее произведение!
- Но ведь предполагается, что его станут исполнять футбольные фанаты, вы понимаете это? – взвился Чудакулли.
- Ну и прекрасно! – заявил Мастер, размахивая своей палочкой в несколько угрожающей манере. – Разве образованные люди не должны работать над повышением стандартов среди низших классов? Это, практически, наша обязанность!
- Тут он прав, Наверн, - заметил профессор Бесконечных Исследований.
Чудакулли почувствовал себя так, словно дедуля пнул его прямо в наследственность, и лишь радовался, что здесь нет той кухарки – как, бишь, её? Гленды, очень умная женщина – однако, хотя лично её здесь не было, отражение аналогичных эмоций он заметил на лице Трева Вроде.
- По будням, возможно, - рыкнул он. – Но не по субботам. Ладно, неважно. Отличная работа, мастер. Жду не дождусь услышать новые плоды вашего творчества.
Мастер Музыки устремился прочь, а вслед за ним, в точности копируя все его движения, устремился прочь и хор.
Чудакулли потёр руки.
- Ну что же, джентльмены, теперь покажите мне, чему вы научились.
Пока игроки разбредались по Залу, Орехх заметил:
- Должен сказать, профессор Макарона достиг потрясающих успехов. С мячиками играет просто мастерски.
- Не удивительно, - весело ответил Чудакулли.
- А Библиотекарь оказался превосходным вратарём. Особенно когда он становится посреди ворот и раскидывает руки, одновременно касаясь обеих штанг. Полагаю, оппонентам будет весьма непросто забить мяч в ворота. Надеюсь, вы тоже присоединитесь к тренировке, Архиканцлер.
- О, нельзя стать Архиканцлером, если не умеешь обучаться очень быстро. Ещё будет время. Пока я просто посмотрю.
Они посмотрели. Когда Макарона второй раз пронёсся, словно молния, через весь Зал и без труда забил мяч в ворота противника, Чудакулли повернулся к Думмеру и спросил:
- Похоже, мы победим, не так ли?
- Если вы уверены, что он всё ещё играет за вас – вмешался бывший Декан.
- Ой, ну хватит уже, Генри. Оставь эти игры, давай сосредточимся пока что на одной игре, ладно?
- Думаю, тренировку скоро придётся закончить, - напомнил Тупс. – Сегодня вечером банкет, не забывайте. Слугам понадобится время, чтобы подготовить Главный Зал.
- Извиняй, папаша, но он прав, - добавил Трев. – Нам надо опустить люстру и поставить в неё новые свечи.
- Верно, мы ведь готовим для банкета небольшое шоу. Возможно, Архиканцлер желает взглянуть? – предложил Орехх.
Чудакулли посмотрел на часы.
- Я бы с радостью, мистер Орехх, однако времени нет. С удовольствием взгляну попозже. Все молодцы, продолжайте в том же духе! – громогласно объявил он.

Когда Гленда и Джульетта прибыли на работу, на площади Сатор уже разворачивался ночной рынок. Истинные анк-морпоркцы буквально живут на улице, здесь они находят себе пропитание, развлечение, а также, учитывая чудовищную перенаселенность города, место, где можно провести время, пока дома не освободится на полу место для сна. Поэтому вечером повсюду воздвигаются прилавки, и разведённые под жаровнями огни наполняют вечерний воздух вонью и, в качестве побочного продукта, слабым светом.
Гленда никогда не могла отказать себе в удовольствии проинспектировать рынок, а уж теперь-то особенно. Она была действительно прекрасной поварихой, и как раз поэтому старалась превратить свои поварские познания в некий надёжный островок спокойствия в своём бурлящем от мыслей мозгу. И вот, перед ней Истина Плоскодонка, королева моря.
Гленда никогда не жалела времени на беседы с мисс Плоскодонкой, женщиной, которая буквально сама себя сделала. Хотя в том, что касается глаз, похоже, воспользовалась помощью постороннего – глаза её были расставлены слишком широко, так что лицом она напоминала рыбу палтуса.
Однако Истина, как и океан, который нынче приносил ей неплохие денежки, обладала потаёнными глубинами. На свои доходы она купила рыбацкую лодку, потом ещё одну, а потом целый ряд прилавков на рыбном рынке. Однако это не мешало ей практически ежевечерне собственноручно выкатывать на площадь свою бочку, с которой она торговала морскими улитками-трубачами, креветками, кожистыми крабами, раками, моллюсками и своими знаменитыми горячими рыбными палочками.
Гленда часто покупала у неё что-нибудь; она уважала торговку, как равную себе мастерицу, которая, что принципиально важно, ничем не угрожала собственным позициям Гленды.
- Что, собрались на банкет, девочки? – весело спросила Истина, приветственно помахивая здоровенным палтусом.
- Да, - гордо ответила Джульетта.
- Что, обе? – спросила Истина, бросив взгляд на Гленду, которая твёрдо заявила:
- Ночная Кухня расширяется.
- А, ну и ладно, главное, чтобы вы обе повеселились как следует, - заявила Истина, переводя (теоретически) взгляд с одной девушки на другую. – Ну-ка, попробуйте вот этих, они прекрасны. Мой фирменный товар.
Она сунула руку в ведро и достала краба. Оказалось, что на нём, уцепившись, висят ещё три.
- Ожерелье из крабиков? – хихикнула Джульетта.
- О, эти крабы всегда так, - пояснила Истина, отцепляя непрошенных пассажиров. – Тупые, как пробки. Вот почему их можно держать в ведре без крышки. Каждого, который пытается вылезти, немедленно затягивают обратно остальные. Да, тупые, как пробки. – Истина занесла краба над горшком с кипящей водой. – Приготовить его прямо сейчас?
- Нет! – воскликнула Гленда гораздо громче, чем намеревалась.
- Ты как, дорогая? – спросила Истина. – Выглядишь какой-то нездоровой.
- Нет, всё прекрасно. Отлично. Просто простудилась слегка, вот и всё. - "Ведро с крабами, - подумала она. – А мне-то казалось, что Пепе порет чушь". – Гм, можешь просто завернуть его для нас? Впереди длинная ночь.
- Вот, - сказала мисс Плоскодонка, ловко спутав краба бечёвкой. – Вы и сами знаете, что с ним делать, это точно. Отличные крабы у меня, очень вкусные. Но тупые, как пробки.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments