Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-19



- Что ж, прекрасный денёк для тренировки, - объявил Архиканцлер.
- Кажется, дождь собирается, - с надеждой заметил преподаватель Новейших Рун.
- Предлагаю сформировать две команды по пять человек, - невозмутимо продолжал Чудакулли. – Просто товарищеский матч, чтобы пощупать игру, так сказать.
Думмер Тупс воздержался от комментариев. Волшебники жили в вечной борьбе. Соревновательность – основа основ карьеры в НУ. "Товарищеский матч" имел для них не больше смысла, чем "товарищество" кошки с мышкой.
Перед ними раскинулись лужайки университета.
- Разумеется, в следующий раз мы будем играть в нашей форме, - добавил Чудакулли. – Мисс Герпес уже посадила девушек за шитьё. Мистер Тупс!
- Да, Архиканцлер?
- Вы будете следить за соблюдением правил. Судите честно. Я буду, разумеется, капитаном одной из команд, а ты, Руны – капитаном другой. Как Архиканцлер, я первым наберу себе игроков, а вы потом можете взять кого хотите из оставшихся.
- Обычно всё делается иначе, Архиканцлер, - вмешался Тупс. – Капитаны должны выбирать игроков по очереди, одного вы – одного он. И так до тех пор, пока не сформируются команды или пока не кончатся нормальные кандидаты, не жирные и не трясучие. Так мне помнится, по крайней мере.
В юности Думмер провёл слишком много времени, стоя рядом с жирным мальчишкой.
- Ну ладно, раз уж так принято, - с неуклюжей любезностью согласился Архиканцлер. – Тупс, ваша задача штрафовать оппонента за любое нарушение правил.
- Вы имели в виду, штрафовать каждого из капитанов за любое нарушение правил? – уточнил Тупс. – Это было бы честно.
Чудакулли уставился на Думмера разинув рот, словно эта концепция была для Архиканцлера абсолютно новой.
- Ах, да. Наверное, так.
Посмотреть на тренировку собралось множество волшебников. Некоторые просто из любопытства, другие подозревали, что присутствие будет полезно для карьеры, а третьи просто надеялись поглядеть, как их коллеги пашут носами лужайку.
"О боже", - подумал Думмер, когда начался отбор. Он снова ощутил себя школьником. В школе никто не хотел выбирать самого толстого мальчишку. В данном случае, варианты сводились к поиску наименее толстого, однако, ввиду отсутствия Декана, выбрать, кого именно не выбирать, было непросто.
Думмер порылся у себя в карманах и достал свисток, точнее, прадедушку всех свистков, восемь дюймов длиной и толщиной с приличную свиную колбасу.
- Откуда у вас эта штука, мистер Тупс? – спросил Архиканцлер.
- Я нашел его в кабинете покойного Эванса Полосатого, Архиканцлер.
- Отличный свисток, - одобрил Чудакулли.
Это невинное замечание содержало в себе прозрачный намёк, что такая прекрасная вещь не должна принадлежать Думмеру Тупсу, если она могла бы принадлежать, например, Архиканцлеру университета. Думмер заметил намёк, потому что ожидал чего-то в этом роде.
- Он мне понадобится, чтобы контролировать ход матча и поведение игроков, - горячо заспорил он. - Вы назначили меня рефери, Архиканцлер, а это значит, опасаюсь, что на время игры главный здесь, - он секунду помедлил, – я.
- Вы понимаете, Тупс, что университет имеет иерархическую структуру?
- Да, сэр, но это футбол. Процедура, полагаю, такова: мы бросаем мяч, раздаётся свисток. После этого каждая команда пытается поразить ворота противника, одновременно стараясь не допустить попадания мяча в собственные ворота. Надеюсь, мы все это понимаем?
- Лично мне всё ясно, - сказал профессор Бесконечных Исследований.
Остальные одобрительно забормотали.
- Тем не менее, первый раз в свисток должен дунуть я, - заявил Архиканцлер.
- Разумеется, Архиканцлер, но потом вам придется вернуть его мне. Я судья игры.
Думмер вручил свисток Чудакулли.
Первая попытка свистнуть закончилась лишь тем, что Чудакулли выдул прямо на бороду проходившего мимо профессора Естественных Наук маленького паучка, последние двадцать лет ведшего честную, но весьма скудную жизнь.
Вторая попытка вызвала колебания давно засохшей горошины, наполнившие воздух звоном чистой меди. А потом…
Чудакулли застыл в напряжении, его лицо покраснело, живот раздулся, глаза сощурились, и над лужайками, словно гнев богов, прокатился громовый голос: "ПОЧЕМУ ВЫ ОПЯТЬ НЕ ПРИНЕСЛИ СВОЮ СПОРТИВНУЮ ФОРМУ, МАЛЬЧИШКИ?!"
На свистке заплясали огни святого Эльма. Небеса потемнели, страх объял каждую живую душу, время обратилось вспять, и над игровым полем вознеслась гигантская фигура яростно орущего Эванса Полосатого. Разоблачителя неумело подделанных записок от мамочек, энтузиаста долгих пробежек под дождём, сторонника общих душевых как лекарства от глупой застенчивости, в общем, того ужасного человека, который, если ты забыл свою форму, мог заставить тебя ИГРАТЬ В ТРУСАХ. Почтенные старцы, многие десятилетия сражавшиеся с самыми невероятными чудовищами, затряслись от сжимающего мочевой пузырь страха, словно подростки. Жуткий вопль всё длился и длился, а потом стих так же внезапно, как начался.
Чудакулли рухнул на землю.
- Извините, что сбил его с ног, - сказал доктор Икоц, опуская свой посох. – Немножко злобное деяние, конечно, однако, - я уверен, вы все согласитесь со мной, - в данных обстоятельствах необходимое. Кольцо с черепом, не забыли? Устав университета? Мы только что наблюдали явный случай одержимости артефактом, или я ничего не понимаю в подобных вещах.
Волшебники, утирая холодный пот, многозначительно закивали. О, да. Прискорбная необходимость, согласились они. Для его же собственной пользы, согласились они. Ничего другого не оставалось, согласились они.
Чудакулли открыл глаза и спросил:
- Какого чёрта, что это было?
- Гм, дух Эванса Полосатого, кажется, Архиканцлер, - сказал Думмер.
- Он что, в свистке сидел? – спросил Чудакулли, потирая ушибленную голову.
- Да, похоже на то, - подтвердил Думмер.
- А кто ударил меня?
Общее шарканье ног и бормотание возвестило, что, согласно демократически принятому решению, право ответить на этот вопрос делегировано доктору Икоцу.
- Небольшое, вполне приемлемое предательство, совершенное мной согласно Устава университета, сэр. Я бы забрал свисток в Музей Тьмы, если никто не против.
- Конечно, конечно, - пробормотал Чудакулли. – Пришел, увидел, победил. Молодец, чего уж там.
- Как думаете, мне можно издать злобный смешок, сэр?
Чудакулли отряхнулся.
- Нет. Мистер Тупс, от этого свистка придётся отказаться. А теперь, джентльмены, приступим к игре.
И вот, наконец, после еще некоторого количества перепалок и препирательств, начался первый за многие десятилетия футбольный матч Невидимого Университета. Думмер Тупс тут же столкнулся с массой проблем. Наиболее неотложной из них оказалась следующая: все волшебники были одеты как волшебники, иными словами, одинаково. Чтобы различать их, Думмер приказал одной из команд снять шляпы, что незамедлительно привело к очередному скандалу. Скандал удалось унять, но проблема получила дальнейшее развитие: волшебники так часто натыкались друг на друга, что даже те, кто имел законное право играть в шляпе, постоянно её теряли. Потом игру снова пришлось остановить. Оказалось, что статуя, возведённая в честь открытия блита Архиканцлером Жалксом, на три дюйма уже статуи Архиканцлера Флангера, открывающего Третий Завтрак. Что, разумеется, давало несправедливое преимущество команде бесшляпных.
Но все эти проблемы, вполне ожидаемые и неизбежные, бледнели вплоть до полной невидимости на фоне проблемы мяча. Мяч был изготовлен по всем правилам, Думмер лично проследил за этим. Однако остроносые ботинки, даже очень остроносые, всё равно не могли полностью поглотить энергию удара человеческой ноги по мячу, который, что ни говори (и как ни ори), представлял из себя обычный кусок дерева в тонкой оболочке из тряпья и кожи. В конце концов, когда очередного волшебника вывели с поля с травмой ноги, не выдержал даже Чудакулли:
- Чёрт возьми, так дело не пойдёт, Тупс! Наверняка можно придумать какой-то выход.
- Ботинки побольше? – предложил преподаватель Новейших Рун.
- Для этого мяча понадобятся такие большие, что вы в них и шагу ступить не сможете, - возразил Думмер.
- Кроме того, на урне нарисованы футболисты вообще без обуви, - добавил Чудакулли. – Предлагаю подвести итоги эксперимента. Тупс, что нам нужно для нормальной игры?
- Хороший мяч, сэр. Попытки бегать за ним. Всеобщее согласие не останавливаться посреди игры, чтобы раскурить потухшую трубку. Какие-то другие ворота, потому что с разбегу налетать на каменные статуи очень больно. Стремление, хотя бы минимальное, играть в команде. Решимость не удирать прочь, когда к тебе бежит игрок из другой команды. Понимание того факта, что мяч нельзя трогать руками ни при каких обстоятельствах. Пребывая в крайнем возбуждении, джентльмены, вы так часто нарушали это правило, что я в конце концов сдался и перестал останавливать игру. Кроме одного момента, позвольте напомнить, когда игрок схватил мяч, спрятал за спиной и категорически отказывался отдать. Кстати, пользуясь случаем, хочу напомнить, что вам необходимо тренировать чувство направления применительно к воротам; как минимум, научиться различать, где ваши, а где чужие. Забивать в свои ворота не следует, даже если это кажется проще, и уж тем более не следует хлопать по спине и радостно поздравлять автора столь славного подвига. Из трёх голов, забитых за этот матч, в свои ворота было забито, - он сделал паузу и сверился с записями, - три. Похвально высокая активность по сравнению с тем футболом, в который играют сейчас на улицах, однако я должен ещё раз указать, что направление вашего движения и командная принадлежность ворот имеют колоссальное значение. Теперь о тактике. Я наблюдал многообещающие, должен признать, находки, например, когда игроки сбивались в плотную кучку у своих ворот, чтобы никто не имел шанса прорваться и забить гол. К сожалению, если так поступят обе команды, зрители вместо игры увидят лишь статическую картину. Один или двое из вас продемонстрировали более продвинутую тактику, затаившись в засаде около ворот противника. Тут есть резон: если к вам неожиданно попадёт мяч, вы окажетесь в идеальной позиции, чтобы послать его в ворота, минуя вратаря. Тот факт, что некоторые из вас при этом делились сигареткой с вратарём противника и, привалившись к воротам, лениво наблюдали вместе с ним за игрой на дальнем конце поля, демонстрирует вашу добрую волю и может, вероятно, послужить основой для разработки ещё более продвинутой тактики, но, всё-таки, такое поведение, на мой взгляд, не должно поощряться. Кстати, о поощрениях и наказаниях. Я пришел к заключению, что покидать поле по естественной надобности или чтобы отдышаться вполне допустимо, а вот ради перекуса – нет. Полагаю, Архиканцлер, что настойчивое желание наших коллег чем-нибудь закусывать не реже чем раз в двадцать минут может быть легко удовлетворено путём объявления специального перерыва в середине игры. Кстати, этот же перерыв очень удачно может быть использован, чтобы команды поменялись сторонами поля, таким образом будут сняты претензии о неравной ширине ворот. Да?
Последняя реплика относилась к поднявшему руку профессору Бесконечных Исследований.
- Если мы поменяемся сторонами, - спросил профессор, - будут ли наши голы в свои ворота засчитаны как голы в ворота противника, потому что наши ворота станут, фактически, их воротами?
Думмер тщательно обдумал метафизику вопроса и поделился результатом:
- Нет, разумеется. Архиканцлер, у меня есть масса других замечаний, но общий итог таков: мы, к сожалению, не слишком-то хорошо играем в футбол.
Волшебники притихли.
- Ну что ж, давайте начнём улучшения с мяча, - решил Чудакулли. – У меня есть идея.
- Да, сэр. Я так и думал.
- Тогда зайдите ко мне после обеда.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments