Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-18



Имея дело с гномами, необходимо помнить об одном: хотя мы и делим с ними окружающий мир, гномы, образно выражаясь, воспринимают его ровно наоборот, вверх ногами. Лишь самые богатые и влиятельные гномы могут позволить себе жить в глубоких пещерах. Шикарный пентхаус в центре города для гнома будет не более, чем трущобой. Гномы любят темноту и прохладу.
И это ещё не всё. Гном, стремящийся к респектабельности, очень сильно устаёт от своих усилий, поэтому высшие классы гномов ведут себя тише воды, ниже травы. Богатый, здоровый уважаемый гном, скажем, владелец собственной крысиной фермы, прекрасно ощущает себя внизу, на самом дне шахты, и поэтому не задирает нос вверх. Чтобы нормально сосуществовать с гномами, необходимо перевернуть свой мозг вверх тормашками. И город тоже. Разумеется, копая яму в Анк-Морпорке, вы найдёте ещё больше Анк-Морпорка. Тысячи лет каменной истории, только и ждущие, чтобы их откопали, осушили и огородили стенами из новенького гномьего кирпича.
Именно таково было "Подземное Предприятие" лорда Ветинари. Стены Анк-Морпорка сжимали город, словно тугой корсет в самых заветных мечтах фетишиста. Оставалось расти либо вверх, либо вниз. Гравитация сильно ограничивает понятие "верх", зато меловые равнины предлагают практически неограниченный ресурс "низа".
Поэтому Гленда немало удивилась, когда обнаружила "Заткнис" непосредственно на поверхности улицы Молота, в одном ряду с дорогими магазинами для человеческих леди. С другой стороны, в этом был определённый резон. Если уж ты собираешься зарабатывать совершенно скандальным (для гнома) способом, открыв магазин женской одежды, вполне логично будет скрыть его среди других подобных заведений. Насчёт названия у неё не было уверенности, но, кажется, на гномском "заткнис" означало "удивительный сюрприз", и если ты в Анк-Морпорке начнёшь смеяться над такими вещами, очень вероятно, что лишишься ног ещё прежде, чем успеешь первый раз перевести дыхание.
Она приблизилась к двери магазина с осторожностью женщины, которая подозревает, что стоит ей лишь ступить за порог, как ей тут же предъявят счёт в пять долларов за минуту дыхания, а потом перевернут вверх ногами, подвесят над ведром и выгребут из карманов все денежки при помощи железного крюка.
Магазин был на вид первоклассным, тут не поспоришь. Но первоклассным на гномий манер. Что означало: чёртова пропасть кольчуг и достаточное количество всякого холодного оружия, чтобы снабдить им целую армию… однако, если приглядеться, становилось понятно, что это женские кольчуги и женское оружие. Похоже, именно так постепенно менялись гномьи обычаи. Женщины-гномы в какой-то момент решили, что не хотят больше во всём походить на гномьих мужчин. Образно выражаясь, они расплавили свои кирасы, чтобы сделать из них что-то полегче и с удобными бретельками. Джульетта объяснила ей всё это, пока они шли к магазину, хотя, конечно, без использования слов "образно выражаясь", потому что фраза была несколько длинновата, чтобы поместиться в джульеттиной голове. На стенах висели боевые топоры и молоты, но исполненные в женственной манере. Например, боевой топор, судя по виду, вполне способный раскроить позвоночник пополам (причём, вдоль), украшенный чудесным цветочным орнаментом. Это был словно другой мир, и застывшая на пороге Гленда с большим облегчением обнаружила, что они с Джульеттой здесь вовсе не одиноки. Честно говоря, - вот так сюрприз! – человеческих женщин в магазине оказалось совсем немало. Одна из них, (молодая девушка в железных туфлях на шестидюймовых каблуках), подплыла к ним с Джульеттой, словно притянутая магнитом. Учитывая количество надетого на девушку железа, магнит был в любом случае не той штукой, мимо которой она смогла бы пройти безнаказанно. Девушка держала в руках поднос с напитками.
- Позвольте предложить вам чёрный эль, красный эль и белый эль, - сказала она, а потом, понизив голос на пару децибел и три социальных класса, добавила: - Вообще-то, "красный эль" на самом деле портвейн, и все гномьи леди предпочитают именно его. Им не нравится пить залпом. [12]
- Платить придётся? – нервно спросила Гленда.
- Бесплатно, - успокоила её девушка, а потом предложила, впрочем, без особой надежды в голосе: - может, попробуете крысиные фрукты?
На подносе стояла плошка, наполненная какими-то небольшими чёрными шариками, каждый аккуратно проткнут зубочисткой.
Прежде чем Гленда успела среагировать, Джульетта взяла одну штучку и принялась с энтузиазмом жевать.
- А какой именно частью крысы является этот фрукт? – спросила Гленда.
Девушка отвела взгляд:
- Ну… вы слышали про "пирог пастуха"?
- Я знаю двенадцать разных рецептов, - заявила Гленда с нетипичным для неё самодовольством. В общем, это была ложь, она знала только четыре рецепта, потому что с мясом и картошкой особо не пофантазируешь. Но блестящее металлическое великолепие магазина действовало ей на нервы, и хотелось чем-то себя подбодрить. Секундой позже до неё дошло… - А, вы об оригинальном рецепте? Исходно "пирог пастуха" готовился из…
- Опасаюсь, именно так, - подтвердила девушка. – Но у леди они чрезвычайно популярны.
- Не бери их больше, Джул, - поспешно сказал Гленда.
- Но они такие вкусные! – возмутилась Джульетта. – Можно взять ещё один?
- Ладно, но только один, - сдалась Гленда. – Как раз прикончишь целого крысюка. – Она взяла бокал портвейна и девушка, осторожно балансируя, как человек, которому приходится держать сразу три предмета двумя руками, вручила ей глянцевый буклет.
Гленда просмотрела его и поняла, что её первое впечатление было правильным. Этот магазин был таким дорогущим, что на товары даже не вешали ценники. Если тебе не говорят цену вещи сразу, можешь быть уверена: в итоге стоимость окажется заоблачной. Лучше даже не смотреть, а то они высосут все твои денежки прямо через глаза. Бесплатные напитки? Ну да, разумеется.
Не зная, чем бы ещё заняться, она принялась разглядывать других посетительниц. У каждой (за исключением приличного количества присутствующих людей), была борода. Все гномы носят бороды. Это просто способ быть гномом. Впрочем, здешние бороды выглядели посимпатичнее тех, какие обычно встречались в городе. Некоторые гномихи явно экспериментировали с косичками и завивкой. Конечно, там и тут виднелись кирки, однако помещённые в богато изукрашенные сумочки. Как будто их обладательницы предполагали, что по пути в магазин могут неожиданно увидеть многообещающую угольную жилу, и просто не смогли заставить себя выйти на улицу без подходящего инструмента.
Гленда поделилась этой мыслью с Джульеттой, но та в ответ лишь показала на ноги очередной покупательницы:
- Чё? Рыться в угле и испортить такие зашибенные туфли? Они ж от Змея Битошлемса, усекла? Четыре сотни вынь да положь, и ещё потом ждать полгода!
Гленда не могла видеть лица обладательницы туфель, но заметила перемену в её поведении. Намёк на самодовольство был очевиден даже со спины. "Ну, - подумала Гленда, - если уж тратишь годовой доход целой рабочей семьи на пару туфель, приятно, наверное, сознавать, что их кто-то заметил и оценил".
Наблюдая за людьми, рискуешь забыть, что люди тоже наблюдают за тобой. Гленда была невысокой, а следовательно гномы, с её точки зрения, не были слишком уж низенькими. В какой-то момент она заметила, что к ним с Джульеттой решительно направляются два гнома, один из которых, весьма приличный в окружности, был облачён в столь чудесно украшенную кирасу, что надеть её на битву можно было только рискуя обвинением в акте вандализма против произведения искусства. Он – не забывайте, что всякий гном будет "он", пока явным образом не докажет обратного – обладал голосом глубоким и сладким, словно самый дорогой чёрный шоколад, возможно, слегка подкопченный. А на протянутой им руке было столько колец, что кисть на первый взгляд казалась облачённой в боевую железную перчатку. И "он" наверняка была "она", Гленда не сомневалась в этом, слишком уж глубокими и цветочными оказались обертоны этого чудесного шоколадного голоса.
- Какое счастье, что вы нашли возможность придти к нам, моя дорогая, - сказала она, заиграв новыми оттенками шоколада. – Я мадам Шарн. Не могли бы вы нам помочь? Мне страшно неудобно просить, но я, если можно так выразиться, оказалась между молотом и наковальней.
Все эти сладкие речи, как с беспокойством поняла Гленда, были адресованы Джульетте, которая продолжала поглощать крысиные фрукты с таким энтузиазмом, словно не рассчитывала дожить до завтра. Наверное, так оно и было, по крайней мере, в отношении несчастных крысюков. Джульетта хихикнула.
- Она со мной, - решительно заявила Гленда. А потом, сама того не ожидая, переспросила: - Мадам?
Мадам взмахнула другой рукой, на которой блеснуло ещё больше колец.
- Этот салон, формально говоря, является шахтой. Следовательно, согласно гномьим законам, я Король этой шахты и могу устанавливать здесь свои правила. Будучи Королем, я объявила себя Королевой, - пояснила гномиха. – В итоге гномьи законы изогнуты так, что аж трещат, но не нарушены.
- Ну… - начала Гленда, - мы… Эй, ты что делаешь?
Последнее замечание относилось к компаньону мадам, который принялся измерять Джульетту сантиметром.
- Это Пепе, - представила его мадам.
- Если он намерен позволять себе подобные вольности, я искренне надеюсь, что он тоже женщина, - заявила Гленда.
- Пепе это просто… Пепе, - спокойно ответила мадам. – Да и какая разница, кто он… или она. От ярлыков мало пользы.
- Ага, особенно вам, потому что вы на них даже цену не пишете, - съязвила Гленда, впрочем, из чистой нервозности.
- О, я гляжу, вы наблюдательная, - сказал мадам и подмигнула столь обезоруживающе, что могла бы растопить даже каменное сердце.
Пепе вопросительно посмотрел на мадам и она продолжила:
- Скажите, не могли бы вы… не могла бы она… не могли бы вы обе пройти с нами за кулисы? Вопрос, понимаете ли, довольно деликатный.
- Ооо, конечно! – немедленно согласилась Джульетта.
Словно из ниоткуда материализовались еще несколько девушек на высоких каблуках, которые осторожно расчистили в толпе проход к дальнему концу большой комнаты, куда мадам и устремилась, будто влекомая некими таинственными силами.
Гленда ощутила, что ситуация выходит из под контроля, но она уже выпила прилично портвейна и портвейн зашептал ей: "Ну и почему бы тебе не позволять иногда, чтобы ситуация выходила из под контроля? Ладно, хотя бы разочек?" Гленда не знала, что ожидает увидеть за позолоченной дверью в дальнем конце комнаты, но пламени, дыма, криков и плача в углу она точно не ожидала. Больше всего это место напоминало литейный цех, в который запустили клоунов.
- Проходите. Не обращайте внимания на кавардак, - сказала мадам. – Тут постоянная суета во время шоу. Все дёргаются, знаете ли. Нервы как нитки, с этой микрокольчугой всегда так. Совершенно новый материал, начнём с этого. Согласно гномьим законам, на каждом звене должно стоять клеймо мастера. Во-первых, это профанация идеи, а во-вторых – чертовски трудно исполнимое требование.
За кулисами голос мадам стал чуть менее шоколадным и чуть более земным.
- Микрокольчуга! – восторженно завопила Джульетта, словно ей указали путь в пещеру сокровищ.
- Ты знаешь, что это такое? – спросила мадам.
- Она ни о чём другом просто говорить не может в последние дни, - проворчала Гленда. – Болтает и болтает.
- Ну, это действительно удивительный материал, - сказала мадам. – Почти такая же мягкая, как ткань, по всем параметрам лучше кожи…
- …и она не трёт! – закончила Джульетта.
- Что является большим преимуществом с точки зрения традиционного гнома, который не носит одежду из ткани, - подтвердила мадам. – Ох уже эти старинные обычаи, вечно они тянут нас назад. Мы вытащили себя из шахт, но умудряемся постоянно носить кусочек шахты в себе. Если бы мне позволили, шёлк уже давно был бы переклассифицирован в металл. Как твоё имя, юная леди?
- Джульетта, - автоматически ответила Гленда и тут же покраснела. Она вела себя как настоящая клуша-мамочка, в чистом виде. Такое поведение было не многим лучше, чем плевать на платок и вытирать чумазую мордашку. Девушка с напитками прошла за ними и выбрала этот момент, чтобы забрать у Гленды пустой бокал и вручить взамен полный.
- Не могла бы ты просто пройтись пару раз туда-сюда, Джульетта? – спросила мадам.
Гленда собиралась спросить зачем, но, поскольку её рот был полон портвейна, принятого в качестве лекарства от нервов, промолчала.
Мадам критически смотрела на Джульетту, обхватив ладонью одной руки локоть другой.
- Да, да, так хорошо. Но я хочу, чтобы ты шла медленно, словно никуда не спешишь и ни о чём не волнуешься, - сказала мадам. – Представь, что ты птичка в воздухе, рыбка в воде, и кутаешься в мир, как в роскошный плащ.
- А, хорошо, - сказала Джульетта и снова принялась ходить.
Когда она прошлась туда и полпути обратно, Пепе разрыдался.
- Где вы её прятали? Кто её обучал? – восклицал он или, возможно, она, в восторге хлопая себя по щекам обеими руками. – Мы должны нанять её незамедлительно!
- У неё уже есть прекрасная работа в университете, - заявила Гленда. Но портвейн возразил: "Твой "разочек" ещё не закончился. Смотри, не испорть всё!"[13]
Мадам, которая явно обладала инстинктивным пониманием таких вещей, обняла Гленду за плечи:
- Проблема с гномьими леди состоит в том, что мы стесняемся быть центром внимания. Кроме того, я обязана учитывать: гномьи наряды представляют большой интерес для молодых людей с определённым складом ума. Ваша дочь человек… - Мадам повернулась к Джульетте – Ты ведь и правда человек, верно, милая? Просто хочу убедиться, на всякий случай.
Джульетта, явно пребывавшая на седьмом небе от счастья, с энтузиазмом кивнула.
- Ну вот и славно, - обрадовалась мадам. – Кроме того, она чудесно сложена, но при этом не намного выше среднего гнома. Честно говоря, дорогая, многие гномьи леди желали бы выглядеть слегка повыше, чем они есть. Может, это и высокомерно с их стороны, но её походка, о боже… У гномов, конечно, есть бёдра, но редкая гномиха знает, как ими правильно двигать… Извините, я что-то не то сказала?
Выпитые Глендой полпинты портвейна, наконец, сдались под напором гнева.
- Я не её мать! Мы просто подруги.
Мадам наградила Гленду очередным настолько пристальным взглядом, что, казалось, заглянула ей прямо в мозги, предварительно вынув их из черепа.
- Значит, вы не станете возражать, если я заплачу вашей подруге пять долларов, если она согласится сегодня поработать для нас моделью?
"Опа, - сказал Гленде портвейн. – Ты всё гадала, до чего я тебя доведу? Вот я и довёл, оглядись, прекрасный отсюда вид открывается, не правда ли? Что теперь будешь делать?"
- Двадцать пять долларов, - заявила Гленда.
Пепе снова хлопнула (или хлопнул) себя по щекам и закричал:
- Да! Да!
- И скидку на покупки в магазине, - добавила Гленда.
Мадам снова наградила её долгим пристальным взглядом.
- Извините, я на минутку, - сказала гномиха.
Она взяла Пепе под руку и поспешно отвела его в дальний угол. Сквозь грохот молотов и чьи-то всхлипывания Гленда не могла расслышать, о чём они там беседуют. Мадам вернулась, нарочито нахмуренная, Пепе уныло брёл за ней.
- Согласна. Я в безвыходном положении: шоу начинается через десять минут, а моя лучшая модель уронила себе на ногу кирку. Наше дальнейшее сотрудничество мы обсудим позже. И не мог бы ты прекратить эти радостные прыжки, Пепе?
Гленда моргнула. "Господи, сама себе не верю, - подумала она. – Двадцать пять долларов за то, чтобы просто надеть кое-какую одежду! Больше, чем я зарабатываю за целый месяц! Это неправильно!" Но портвейн возразил: "А что не так? Вот ты стала бы за двадцать пять долларов вышагивать в кольчуге перед толпой незнакомцев?"
Гленда содрогнулась. "Разумеется, нет", - подумала она.
"То-то и оно", - сказал портвейн.
"Но это всё плохо кончится!" – подумала Гленда.
"Вовсе нет, ты так думаешь просто по привычке, - сказал портвейн. – Сама же знаешь, за двадцать пять долларов некоторые девушки делают вещи и похуже, чем просто надевают одежду. Снимают её, например".
"Но что скажут соседи?" – привела Гленда свой последний аргумент.
"Пусть засунут своё мнение себе в жакет, - предложил портвейн. – Да и вообще, откуда они узнают? Никто из Сестричек Долли не ходит в магазины на улице Молота, здесь слишком шикарно и дорого. Послушай, нам обломились двадцать пять долларов. Четверть сотни за то, что она так и так сделает, хоть на цепь посади, будет без толку. Взгляни на неё! Лицо аж светится!"
Чистая правда.
"Ох, ну ладно", - подумала Гленда.
"Вот и молодец, - одобрил портвейн. – Кстати, мне здесь одиноко".
И поскольку поднос с напитками опять оказался рядом, Гленда автоматически взяла ещё один бокал. Джульетту уже окружили гномы и, судя по доносившимся звукам, её как раз сейчас просвещали насчёт тонкостей ношения одежды. Впрочем, одежда не имеет значения, верно? Правда состоит в том, что Джульетта отлично смотрелась бы и в дерюге. Самым мистическим образом на ней прекрасно сидела любая одежда. Гленде, с другой стороны, никогда не удавалось найти что-нибудь хорошее себе по размеру, и редко – просто что-нибудь по размеру. Теоретически, хотя бы одна хорошая вещь просто обязана была ей подойти, но обычно вместо теорий Гленда сталкивалась с фактами, а факты были ей не к лицу.

----------------------------------
[12] Гномы практикуют весьма простой подход к алкоголю: пиво, эль, вино, портвейн – всё подаётся в одинаковых больших кружках.
[13] Будем откровенны: человек, неспособный понимать множество значений слова "уук" просто не имеет шансов на приличную карьеру в Университете.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments