Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-17



Ну, служанка не покраснела и не вскрикнула, уже хорошо. Честно говоря, она вообще ничего не сделала, только осторожно взяла в руки очередную пустую чашку.
- Я болею за Сестричек Долли, сэр. Всегда так было.
- Они хорошо играют?
- В настоящий момент у них не лучшие времена.
- А, ну значит, ты согласишься болеть за нашу команду, которая наверняка будет просто отличной!
- Не могу, сэр. Нужно поддерживать свою команду.
- Но ты только что сама признала: они играют плохо!
- Как раз в такие моменты команда особенно нуждается поддержке, верно? Иначе ты станешь "летуном".
- Что значит "летун"? – спросил Чудакулли.
- Человек, который болеет за команду, когда дела у неё идут хорошо, и тут же принимается болеть за других, когда своя команда выступает неудачно. Такие всегда орут громче всех.
- Значит, ты должна болеть за одну команду всю свою жизнь?
- Ну, если переезжаешь в другой район, можно болеть за них. Тебя не осудят, если только не переметнёшься к настоящим врагам. – Она посмотрела на их озадаченные лица, вздохнула и продолжила: - Ну, как Сонный Холм и Гиганты, или Сестрички Долли и Парни Дурнелла, или Консерваторы Свинячьего Холма и Хряки Куроноса. Понимаете?
Очевидно, они не понимали, поэтому она продолжила объяснения:
- Эти команды ненавидят друг друга. Всегда ненавидели, и всегда будут. Когда матч между ними, это просто караул. В кварталах все запирают ставни. И подумать боюсь, что скажут мои соседи, если увидят меня болеющей за Дурнелл.
- Но это просто ужасно! – возмутился профессор Бесконечных Исследований.
- Извините, мисс, - вмешался Думмер, - но упомянутые вами районы расположены совсем рядом, почему же они так сильно ненавидят друг друга?
- Вот это как раз вполне объяснимо, - заметил доктор Икоц. – Трудно ненавидеть тех, кто живёт вдали от тебя. Просто забываешь, какие они мерзкие. Зато бородавки соседа созерцаешь ежедневно.
- Как раз такого циничного комментария я и ожидал от посмертного коммуникатора, - проворчал профессор Бесконечных Исследований.
- Или от реалиста, - улыбнулся Чудакулли. – Но Сестрички Долли и Дурнелл вовсе не соседи, мисс.
Гленда пожала плечами.
- Я знаю, но это просто традиция. Таков порядок вещей, вот и всё, что мне известно.
- Что ж, спасибо тебе..? – в воздухе повис невысказанный вопрос.
- Гленда, - подсказала она.
- Похоже, мы многого не знаем.
- Да, сэр. Ничего. – Последнее слово она не хотела произносить вслух, оно словно само выскочило.
По рядам волшебников пробежал ропот. Они были ошеломлены, потому что случилось то, чего просто не могло быть. С тем же успехом могла бы заржать чайная тележка.
Чудакулли грохнул ладонью по столу, прежде чем все остальные смогли найти подходящие слова.
- Неплохо сказано, мисс, - хихикнул он.
Гленда стояла с таким видом, словно пол вот-вот разверзнется и поглотит её.
- Я уверен, что данное замечание исходило прямо от сердца, потому что из головы оно исходить не могло.
- Извините, сэр, но тот джентльмен захотел узнать моё мнение.
- О, а вот это из головы, несомненно. Прекрасно, - сказал Чудакулли. – Что ж, тогда поделись с нами плодами твоих размышлений, мисс Гленда.
Всё ещё шокированная Гленда заглянула в глаза Чудакулли и поняла, что скромничать сейчас не время. Но ситуация всё равно изрядно нервировала.
- А в чём вообще дело, сэр? Вы собрались играть в футбол? Просто вот так пойти и сыграть, да? Зачем вмешиваться в ход вещей?
- Футбол очень отстал от времени, мисс Гленда.
- Ну и что, вы тоже… Извините, но… гм. Вы и сами знаете. Волшебники всегда волшебники. В университете редко что-то меняется, правда? Вы говорите про Мастера Музыки, который сочиняет новые речёвки, но ведь это делается не так. Речёвки придумывает Толкучка. Они просто возникают сами. Словно, не знаю, из воздуха. Пироги на футболе, конечно, ужасны, но когда ты в Толкучке, и погода мерзкая, и плащ промок, и ботинки текут, а ты откусываешь свой пирог, зная, что все остальные тоже едят свои пироги, и жир течёт прямо тебе в рукав… ну, сэр, у меня просто нет слов, чтобы описать это ощущение, просто нет слов. Такое чувство, словно ты ребёнок накануне Страшедства, это чувство не купишь сэр, его нельзя спланировать и организовать, создать по своему желанию и приручить. Извините, что вмешалась беседу, господа, но суть дела именно такова. Да вы и сами, наверное, знаете, сэр. Неужели отец никогда не водил вас на футбол?
Чудакулли поглядел на членов Совета, и заметил, что их глаза увлажнились. Волшебники, по большей части, были тем материалом, из которго могли бы получиться отличные дедушки. А ещё они, по большей части, были большими в обхвате, циничными, раздражительными, и с годами обросшими толстой шкурой, но… Этот запах мокрых дешёвых плащей под дождём, который всегда обладал привкусом золы, и твой отец или, может, дед, поднявший тебя на плечи, и вот ты плывёшь над целым морем дешёвых шляп и шарфов, ощущаешь тепло Толкучки, видишь её приливы и отливы, ощущаешь её сердцебиение, а потом, разумеется, тебе вручают пирог или, возможно, половинку пирога, если времена тяжёлые, а если они совсем непростые, тогда просто горстку печёных горошин, которые надо есть по одной, чтобы хватило подольше… или, если всё не так плохо, тебе достаётся целый хот-дог, который не надо ни с кем делить, или тарелку жаркого, украшенного жёлтыми кусочками застывшего жира и хрящами, которые можно жевать по дороге домой, и с мясом, которое сейчас ты не дал бы и собаке, но тогда оно казалось просто пищей богов, и всё это под дождём, вокруг радостные крики, и ты словно прижат к огромной щедрой и тёплой груди Толкучки…
Архиканцлер моргнул. Казалось, всё это было вчера, если забыть, что с тех пор миновало семьдесят лет.
- Э, весьма образный аргумент, - сказал он, и собрался с мыслями. – Точное и проницательное замечание. Но у нас, понимаешь ли, есть определённые обязательства. В конце концов, этот город был всего лишь кучкой деревень, пока здесь не построили Университет. Нас беспокоят вчерашние драки на улицах. Мы даже слышали, что кого-то убили за то, что он поддерживал не ту команду. Мы просто не можем оставаться в стороне и терпеть подобное безобразие.
- Значит, вы и Гильдию Убийц намерены закрыть, да, сэр?
Все так и ахнули, включая саму Гленду. У неё в голове билась только одна рациональная мысль: "Интересно, ещё открыта та вакансия в Гильдии Шутов? Платят они немного, зато умеют ценить хороший пирог, а особенно кремовый торт".
Когда она рискнула бросить взгляд на Архиканцлера, тот задумчиво барабанил пальцами по столу, уставившись в потолок. "Мне надо быть поосторожнее, - захныкала Гленда в своё собственное ухо. – Зачем я откровенничаю с этими важными господами? Я могу забыть, кто я есть, но они этого не забудут никогда".
Стук пальцев прекратился.
- И снова точное и проницательное замечание, - сказал Чудакулли. – Мои возражения просто обязаны быть не хуже.
Он загнул один палец, вследствие чего, сопровождаемый тихим "чпок" и запахом крыжовника, над столом повис один красный шарик.
- Во-первых, Убийцы, будучи весьма опасными, не убивают кого попало и представляют угрозу, в основном, друг для друга. Наёмных Убийц надлежит опасаться лишь тем, кто достаточно влиятелен, чтобы заслужить удар кинжалом, а такие люди вполне способны позаботиться и о собственной защите.
Появился второй шарик.
- Во-вторых, Убийцы чрезвычайно уважают частную собственность. Они поголовно учтивы, осмотрительны и совершенно бесшумны. Никто из них и в страшном сне не подумает упокоить свою жертву в каком-нибудь общественном месте, скажем, на улице.
Третий шарик.
- В-третьих, они организованы в Гильдию и, следовательно, подвержены общественному контролю. Ветинари за подобными вещами строго следит.
Появился ещё один шарик.
- И четвёртое: лорд Ветинари сам является дипломированным Убийцей, специализация на маскировке и ядах. Я сомневаюсь, что он разделяет твои взгляды. А ведь он тиран, хоть и довёл тиранию до такого метафизического совершенства, что она стала скорее идеей, нежели реальной силой. Так что он твоё мнение и слушать не станет, понимаешь ли. Моё, кстати, тоже. Он прислушивается только к городу. Не знаю, как ему такое удаётся, но это факт. И он играет на чувствах города, как на скрипке… - Чудакулли сделал паузу, а потом продолжил: - …или воспринимает его, словно в какую-то чрезвычайно сложную игру. Город, в результате, работает. Не идеально, однако гораздо лучше, чем когда-либо прежде. Думаю, футболу тоже пришла пора измениться. – Он улыбнулся, увидев выражение её лица. – Кем ты работаешь, юная леди? Потому что ты явно работаешь не на своём месте.
Вероятно, это был комплимент, но Гленда, чья голова так переполнилась словами Чудакулли, что они, кажется, уже полезли из ушей, сама того не ожидая, заявила:
- Я совершенно точно на своём месте, сэр! Вы никогда не ели пирогов лучше моих! Я управляю Ночной Кухней!
Метафизика городской политики мало волновала присутствующих. В отличие от пирогов. Гленда и так привлекла их внимание, но теперь в волшебниках вспыхнул живейший интерес.
- Так это ты? – воскликнул профессор Бесконечных Исследований. – Мы думали, это другая девушка, которая красавица.
- Да неужели? – саркастически спросила Гленда. – Ну так вот: это я.
- Тогда скорее скажи нам: кто готовит тот чудесный пирог из творожного теста с острой начинкой, который мы время от времени имеем счастье есть?
- Пирог Пахаря? Я, сэр. Мой собственный рецепт.
- Неужели? Но как тебе удаётся запечь начинку, сохранив острые маринованные овощи такими твёрдыми и хрустящими? Это просто потрясающе!
- Мой собственный рецепт, - с нажимом повторила Гленда. – Он перестанет быть моим, если я расскажу.
- Тонко подмечено, - льстивым голосом заметил Чудакулли. - Нельзя выпытывать у мастерицы её профессиональные секреты, старина. Просто невежливо. Что ж, объявляю совещание закрытым. Что именно мы решили, я сам решу, позже. – Он повернулся к Гленде. – Благодарю тебя за визит, мисс Гленда. И даже не стану спрашивать, отчего именно ты принесла нам чай вместо юной леди, которая занималась этим за завтраком. Есть у тебя для нас ещё какие-то ценные советы?
- Ну… раз уж вы сами спросили… - пробормотала Гленда. – Нет, я не должна такое говорить…
- Неподходящий момент для приступа скромности, как тебе кажется?
- Ну, я насчёт вашей формы, сэр. Что касается её цвета, тут всё в порядке. Другие команды не используют красный и жёлтый. Но… вы хотите нарисовать на груди две больших буквы U, так? Типа, UU?
Она изобразила фигуру руками.
- Да, совершенно верно. Мы же Невидимый Университет, в конце-то концов, - кивнул Чудакулли.
- Вы уверены? То есть, вы конечно джентльмены, большие учёные и всё такое…но… честно говоря, это будет выглядеть так, словно у вас вырос бюст. Правда.
- О боже, сэр, она права, - простонал Думмер. – Форма явно неудачная…
- Да какой извращенец углядит нечто подобное в парочке самых обычных букв? – возмутился преподаватель Новейших Рун.
- Полагаю, сэр, каждый первый футбольный болельщик. И они начнут сочинять всякие прозвища… они такое любят.
- Подозреваю, ты права, - признал Чудакулли. – Хотя раньше, когда я занимался греблей, подобных проблем ни разу не возникало.
- Футбольные болельщики грубоваты, сэр, - заметил Думмер.
- Да, и к тому же, припоминаю, в прежние деньки мы не стеснялись, если что, швыряться фаерболлами, - задумчиво сказал Чудакулли. – О боже, ну и дела. А я-то надеялся слегка проветрить свою старую спортивную форму. Ну ладно, я уверен, что мы сможем изменить дизайн, чтобы избежать проблем. И снова спасибо тебе, мисс Гленда. Бюст, а? Чуть не вляпались в историю. Всего тебе хорошего.
Он захлопнул дверь за чайной тележкой, которую Гленда увезла так быстро, словно за ней гнались черти…
Молли, старшая официантка Дневной Кухни, нервно расхаживала по коридору. Увидев Гленду, поспешно катившую перед собой дребезжащую тележку, Молли испустила вздох облегчения.
- Как всё прошло? Порядок? Если что не так, у меня будет куча проблем. Сажи мне, что всё обошлось!
- Всё отлично, - утешила её Гленда.
Молли воззрилась на неё с подозрением.
- Ты уверена? Будешь мне за это должна!
Законы взаимных одолжений относятся к наиболее универсальным законам мультивселенных. Первый Закон: об одолжении никогда не просят лишь один раз. Вторая просьба (после того, как первое одолжение уже оказано) обязана начинаться словами: "Это не будет слишком нагло с моей стороны...?" Если во втором одолжении отказано, то, согласно Второму Закону, благодарность за первое одолжение автоматически отменяется, и, по Третьему Закону, податель одолжения признаётся не делавшим никаких одолжений вообще, а одолжительное поле коллапсирует.
Но Гленда подозревала, что за предыдущие годы оказала Молли множество одолжений, а поэтому всё-таки имеет право на кое-какую компенсацию. Кроме того, она не без оснований полагала, что внезапный перерыв в работе Молли использовала для свидания со своим парнем, пекарем.
- Сможешь провести меня на банкет в среду вечером?
- Извини, но официанток для банкета выбирает старший лакей, - ответила Молли.
"Ах, да, длинноногих и худых", - припомнила Гленда.
- Да и зачем тебе туда? – продолжала Молли. – Куча беготни и не слишком высокая оплата. Конечно, после большого мероприятия остаётся куча отличных объедков, но тебе-то что? Все знают, что ты и так королева объедков! – последовала неловкая пауза. – Я хочу сказать, ты ж умеешь готовить отличную еду, используя продукты почти без остатка, – промямлила она. – Вот и всё, что я имела в виду!
- Я и не думала, будто ты имела в виду что-то другое, – ответила Гленда ровным голосом. Но потом повысила его, чтобы крикнуть вслед Молли: - Могу отплатить тебе за одолжение прямо сейчас! У тебя на заду мучные отпечатки ладоней!
Взгляд, которым наградила её Молли, был не слишком большой победой. Но что поделать, порой приходится довольствоваться малым.
Кроме того, это небольшое выступление перед волшебниками, о котором впоследствии ей наверняка предстоит пожалеть, заняло слишком много времени. Пора заняться делами Ночной Кухни.

Когда за правдивой служанкой захлопнулась дверь, Чудакулли многозначительно кивнул Думмеру.
- Ладно, мистер Тупс. Я заметил, что вы последние пятнадцать минут постоянно таращились на свой магометр. Поделитесь же результатами.
- Какая-то путаница, - ответил Думмер.
- Это из-за меня. Я размышлял, не кроется ли за всей этой историей с урной хитрый замысел Ветинари, - мрачно заметил Чудакулли. – Прежде он действовал более деликатными методами.
- О, а я сразу догадался, что тут дело нечисто! – заявил преподаватель Новейших Рун.
- Точно! – согласился профессор Бесконечных Исследований. – Я тоже так подумал, только бросив взгляд на газету!
- Джентльмены, - холодно заявил Чудакулли, - я посрамлён. Едва я о чём-то догадаюсь, как тут же оказывается, что вы догадались раньше. Потрясающе.
- Извините, - вмешался доктор Икоц, - но я совершенно не понимаю, о чём вы толкуете.
- Вы отстали от жизни! Слишком много времени проводите под землёй, сэр! – строго заметил преподаватель Новейших Рун.
- Это потому, что вы редко выпускаете меня на поверхность! Позвольте напомнить, что я вынужден постоянно поддерживать жизненно важную линию космической обороны данного учреждения, пользуясь помощью персонала в количестве ровно одного ассистента. К тому же мёртвого!
- Вы про Чарли? Помню, помню старину Чарли. Отличный работник, не смотря ни на что, - заявил Чудакулли.
- Это верно, но мне постоянно приходится заново скреплять его проволокой, - вздохнул Икоц. – Я стараюсь держать вас в курсе дела, регулярно подавая отчёты. Надеюсь, вы их читали..?
- Скажите, доктор Икоц, - вмешался Думмер, - вы испытали какие-то необычные ощущения, когда юная леди столь красноречиво говорила нам о футболе?
- Ну, да. Меня посетили тёплые воспоминания об отце.
- Как и всех остальных, разумеется, - сказал Думмер. Волшебники хмуро закивали. – Я не знал своего отца. Меня воспитали тётушки. Выходит, я испытал дежа вю… без, собственно, вю.
- И это была не магия? – предположил преподаватель Новейших Рун.
- Верно. Скорее уж, религия, - ответил Чудакулли. – Молитва какому-то богу.
- Не молитва, Наверн, - вмешался доктор Икоц. – А призывание кровавым ритуалом!
- Ох, надеюсь, что нет, - сказал Чудакулли, поднимаясь на ноги. – Впрочем, скоро узнаем. Сегодня я намерен провести небольшой эксперимент, джентльмены. Мы не станем говорить о футболе, гадать о футболе, волноваться о футболе…
- Вы хотите сказать, мы будем играть в футбол, - мрачно закончил преподаватель Новейших Рун.
- Да, - буркнул Чудакулли, весьма раздосадованный тем фактом, что у него украли эффектную концовку фразы. – Просто слегка попинаем мяч, чтобы пощупать эту игру на практике.
- Гм. Строго говоря, в соответствии с новыми правилами, которые на самом деле являются очень старыми правилами, нам придётся щупать её без помощи рук, - заметил Думмер.
- Вы правы, старина. Короче, сообщите всем: после обеда у нас тренировка!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments