Roman (rem_lj) wrote,
Roman
rem_lj

Unseen Academicals-5



Атмосфера в Необщей Комнате стала ледяной, словно талые воды.
- Вы хотите сказать, мистер Тупс, что мы должны прилюдно вступить в игру с грубиянами, хамами и деревенщиной? – сурово вопросил профессор Бесконечных Исследований. – Это совершенно невозможно!
- Да, маловероятно. Но ничего невозможного, - устало возразил Думмер.
- Абсолютно невозможно! – заявил Старший Спорщик, кивая профессору. – Мы не станем пихаться с отребьем из канав!
- Мой дедушка забил два гола в матче против Дурнелла, - негромко и сухо заметил Чудакулли. – В те дни большинство игроков никогда не забивали и одного. Максимальное количество голов, забитое человеком за всю его жизнь, не превышает четырёх. Рекорд принадлежит Дэйву Вроде, разумеется.
По комнате прошла лёгкая рябь поспешного пересмотра воззрений и принципов.
- Ах, ну да, конечно, тогда были другие времена, - сладким, словно сироп, голосом пробормотал Старший Спорщик. – Я уверен, что даже респектабельные ремесленники порой принимали участие в этой забаве.
- Не очень-то им было забавно, когда они натыкались на Дедулю, - сказал Чудакулли со слабой улыбкой. – Он был профессиональным боксёром, дрался за деньги. Если в кабаке случалась крупная драка, сразу же посылали за ним. Разумеется, драка тут же становилась ещё более крупной, однако происходила в основном уже на улице.
- Он вышвыривал людей из зданий?
- О, да. Справедливости ради надо добавить, что почти всегда с первого этажа и не забыв предварительно распахнуть окно. Очень деликатный человек был, насколько я знаю. Зарабатывал производством музыкальных шкатулок и даже получил за них несколько наград. Совершенный трезвенник, знаете ли, и к тому же религиозный. Драки были просто подработкой. Я совершенно точно знаю: он никогда не отрывал людям ничего, что нельзя было бы пришить обратно. Очень порядочный парень, как ни посмотри. К сожалению, я никогда с ним не встречался. А жаль, очень хотелось бы иметь что-нибудь на память о старичке.
Все волшебники, как один, уставились на огромные руки Чудакулли. Его кисти были размером со сковородки. Архиканцлер хрустнул костяшками пальцев. В комнате раздалось эхо.
- Значит, мистер Тупс, нам просто нужно вызвать чью-то команду на поединок и проиграть? – спросил Чудакулли.
- Верно, Архиканцлер, - подтвердил Думмер. – Просто изобразить игру.
- Но если мы проиграем, все увидят, что мы не выиграли, верно?
- Видимо, так.
- Значит, мы должны выиграть, полагаю?
- Послушайте, Наверн, это заходит уже слишком далеко, - возмутился Старший Спорщик.
- Извините? – Осведомился Чудакулли, приподняв брови. – Вы не забыли, что Архиканцлер, согласно уставу Университета, является первым среди равных?
- Разумеется.
- Прекрасно. Ну так вот, я – это он. Слово первый тут главное, полагаю. Что вы там царапаете в блокноте, Тупс?
- Пытаюсь вычислить, как мы сможем обойтись без наследства, Архиканцлер.
- Вот молодец! – Одобрил Старший Спорщик, с вызовом глядя на Чудакулли. – Я знал, что паниковать нет причины.
- Рад сообщить, что мы можем успешно выкрутиться, обойдясь минимальным сокращением расходов, - продолжал Думмер.
- Ну вот, - объявил Старший Спорщик, с триумфом глядя на первого среди равных, - сами видите, как всё улаживается, если не поддаваться панике.
- Ну конечно, - хладнокровно сказал Чудакулли, не отрывая пристального взгляда от Старшего Спорщика. – Мистер Тупс, не могли бы вы просветить нас, что именно означает на практике это самое "минимальное сокращение расходов"?
- Завещанное имущество помещено в траст Побольшей, - пояснил Думмер, не прекращая царапать карандашом в блокноте. – Тронуть основной капитал мы не имеем права, однако благодаря работе управляющих, которые весьма мудро инвестируют деньги траста, мы ежегодно получаем приличную сумму. Эти деньги покрывают… извините за неточность оценки… примерно восемьдесят четыре, запятая, четыре процента наших расходов на еду.
Он терпеливо подождал, пока уляжется шум. Просто удивительно, как долго некоторые люди способны спорить с очевидными цифрами, используя в качестве аргумента всего лишь "тут наверняка какая-то ошибка".
- Уверен, что Казначей не согласится с вашими выкладками, - кисло заметил Старший Спорщик.
- Так и есть, - согласился Думмер. – Он рассматривает десятичную запятую как досадное недоразумение.
Волшебники посмотрели друг на друга.
- А кто же тогда управляет нашими финансами? – поинтересовался Чудакулли.
- С прошлого месяца? Я, - объявил Думмер, - но я буду счастлив передать ответственность любому желающему.
Это сработало. Как и всегда, к сожалению.
- Ну, раз так, - нарушив гробовое молчание продолжил Думмер, - двинемся далее. С помощью таблиц калорийности я составил программу, которая обеспечит нас как минимум тремя питательными трапезами в день…
Старший Спорщик нахмурился.
- Три трапезы? Три трапезы?! Да кто же согласится на такое?
- Тот, кто не может позволить себе девять, - отрезал Думмер. – Мы восполним недостачу денег, сосредоточившись на полезной для здоровья диете из каш и свежих овощей. Это позволит нам сохранить сырную тарелку, ограничившись, правда, выбором из трёх сортов сыра.
- Три сыра это не выбор, это епитимья какая-то! – возмутился преподаватель Новейших Рун.
- Или мы можем сыграть в футбол, джентльмены! – заявил Чудакулли, весело хлопнув в ладоши. – Одна игра. И всё. Что вас так смущает?
- Ну, может, отпечаток чужого подкованного ботинка на лице? – предположил профессор Бесконечных Исследований. - Нас могут затоптать!
- В крайнем случае, мы поищем игроков в корпусах для студентов, - сказал Чудакулли. – Хотя "гробницы" будет, пожалуй, более подходящим словом.
Архиканцлер откинулся в кресле.
- Что делает волшебника волшебником, джентльмены? Знание магии? Разумеется, однако, если между нами, изучить её, в общем, несложно. В магии нет ничего особенно магического, честно говоря. Господи, она даже ведьмам под силу. Знатока магии делает волшебником особый склад ума, который позволяет глубоко проникать в суть вещей, отслеживать прихотливые извивы судьбы человечества и так далее, и тому подобное. Короче говоря, волшебник должен быть человеком, который понимает, что гарантированная степень бакалавра ст0ит того, чтобы время от времени пересчитывать зубами булыжники мостовой.
- Вы серьёзно предлагаете нам променять учёные занятия на банальные физические упражнения? – возмутился профессор Бесконечных Исследований.
- Разумеется, нет! Я серьёзно предлагаю вам променять учёные занятия на экстремальные физические упражнения! Позвольте напомнить, что лично я пять лет выступал в университетской команде по бегу с лодками через Анк и даже выиграл Коричневый кубок.
- И какой вам был с этого прок?
- На двери моего кабинета значится "Архиканцлер". Помните, почему? Потому что тогда Совет Университета весьма разумно решил: настало время обзавестись руководителем, который не идиот, не безумец и не мертвец. Конечно, весьма необычные требования к кандидату на должность Архиканцлера, однако мне нравится думать, что приобретённые в ходе спортивных соревнований навыки, такие как лидерство, тактика и изобретательное жульничество, помогли мне поддерживать себя в хорошей форме. В итоге, за мои грехи, (которые я не могу припомнить, хотя они наверняка были крайне тяжкими), я возглавил шорт-лист кандидатов, состоявший из одного человека. Как вы сказали, всего три сыра?
- Да, Архиканцлер.
- Просто проверял на всякий случай. – Чудакулли наклонился вперёд. – Джентльмены, завтра… точнее, уже сегодня утром, я собираюсь известить Ветинари, что Университет снова начинает играть в футбол. Это задача досталась мне, потому что я первый среди равных. Если кто-то из вас желает самостоятельно попытать счастья в Продолговатом кабинете, вам достаточно лишь объявить об этом.
- Он что-то заподозрит, - предупредил профессор Бесконечных Исследований.
- Он подозревает всё и вся. Вот почему он до сих пор Патриций, - Чудакулли поднялся на ноги. – Объявляю совеща… то есть, продолжительный ночной перекус закрытым! А вас, мистер Тупс, я попрошу пройти со мной!
Прижимая к груди книги, Думмер поспешил за Архиканцлером. Мастер Традиций был рад предлогу покинуть Необщую Комнату прежде чем другие волшебники набросятся на него. Никто не любит гонца, который доставил плохие вести, тем более, если он доставил их на пустой тарелке.
- Архиканцлер, я… - начал он, но Чудакулли прижал палец к губам.
После секундной тишины раздались негромкие звуки потасовки, как будто волшебники молча тузили друг друга.
- Вот молодцы, - прокомментировал Чудакулли, пускаясь в путь по коридору. – Мне было интересно, сколько времени им понадобится, чтобы осознать: возможно, они в последний раз видят полную тележку еды. Я почти поддался искушению подождать ещё и посмотреть, как они выходят из комнаты, хромая и в разодранных одеждах.
Думмер уставился на него.
- Вы что, развлекаетесь так, Архиканцлер?
- Господи, нет! – воскликнул Архиканцлер, но его глаза сияли. – Как вы могли подумать? Кроме того, вскоре мне предстоит сообщить Хавелоку Ветинари, что мы намерены нанести ему личное оскорбление. Толпа топчущих друг друга невежд, это ерунда. Но вряд ли он будет рад услышать, что мы намерены присоединиться.
- Разумеется, сэр. Гм, тут есть еще один мелкий вопрос, такая небольшая загадка, если вы не против… Кто такой Орехх?
Думмеру показалось, что последовавшая пауза была чуть длиннее, чем необходимо.
- Орехх...?
- Он работает в свечном подвале, сэр.
- Откуда вы это узнали, Тупс?
- Я подписываю зарплатные ведомости, сэр. Свечила сообщил, что Орехх просто объявился однажды вечером с ордером на руках, в котором предписывалось принять его на работу с минимальной зарплатой.
- И что?
- Это всё что мне известно, сэр, да и то потому, что я не поленился спросить Смимса. Смимс сказал, он хороший парнишка, хотя и странный немного.
- Ну, значит он приспособится. Собственно, мы и хотели посмотреть, как он приспособится.
- Да, сэр, никаких проблем. Просто он гоблин, сэр, а у нас в городе сложилась вроде как традиция… Обычно, когда появляется представитель новой расы, он начинает приспосабливаться в Страже…
Чудакулли громко прокашлялся.
- Проблема со стражей, Тупс, состоит в том, что они задают слишком много вопросов. Давайте не будем уподобляться им. – Он взглянул на Думмера и, кажется, принял какое-то решение. – Вы знаете, у вас ведь блестящее будущее в НУ, Тупс.
- Да, сэр, - мрачно подтвердил Думмер.
- Ввиду вышесказанного, настоятельно советую вам забыть о мистере Ореххе.
- Извините, Архиканцлер, но так дело не пойдёт!
Чудакулли слегка отшатнулся, словно его внезапно атаковала совершенно безразличная (до этого момента) овца.
Думмер бросился в бой, как человек, внезапно сиганувший с утёса и которому остаётся лишь надеяться, что законы гравитации внезапно прекратят действовать.
- Я занимаю в университете двенадцать различных должностей, – заявил он. – Делаю всю бумажную работу и все вычисления. Фактически, я делаю всё, что требует хотя бы крохи усилий и ответственности! И продолжаю работать, хотя университет Бразенек предлагал мне должность Казначея! И штат! В смысле, подчинённых, а не кусок страны. Теперь скажите! Вы… Мне… Доверяете? Что такого важного в этом Ореххе?
- Ублюдок хотел переманить вас? – взвился Чудакулли. – О, неблагодарный Декан! Что за змею пригрел я на груди! Есть ли такая подлость, которую он не совершил?! Сколько он вам предло…
- Я не спрашивал, - тихо ответил Думмер.
Последовало минутное молчание, а потом Чудакулли пару раз хлопнул его по плечу.
- Проблема с мистером Ореххом состоит в том, что люди хотят убить его.
- Какие люди?
Чудакулли заглянул Думмеру в глаза. Губы Архиканцлера шевелились. Он посмотрел вверх, а потом вниз, словно человек, совершающий в уме сложные вычисления. Пожал плечами.
- Кажется, вообще все, - сказал он, наконец.

- Пожалуйста, возьми ещё немного этого чудесного яблочного пирога, - почти умолял Орехх.
- Гленда дала пирог тебе, - улыбнулся Трев. – Если я его съем, она потом меня живьём сожрёт!
- Но вы же мой друг, мистер Трев, - возразил Орехх. – А поскольку пирог тоже мой, я имею право сам решать, кого угостить.
- Не, - отмахнулся Трев. – Впрочем, есть небольшая услуга, которую ты мог бы оказать мне. Мне, такому чуткому и щедрому боссу, который позволяет тебе работать сколько влезет.
- Да, мистер Трев?
- Гленда вернётся на кухню где-то в полдень. Чесгря, она ваще почти не уходит оттуда. Я хочу, чтобы ты сходил на к ней и спросил, как зовут девушку, которую мы повстречали прошлой ночью.
- Ту, которая кричала на вас, мистер Трев?
- Именно ту самую, - подтвердил Трев.
- Конечно, я помогу вам, - согласился Орехх. – Однако я не понимаю, отчего вы не спросите Гленду сами? Она же вас занет?
Трев снова улыбнулся.
- Ага, знает. Именно поэтому и не ответит. Насколько я могу судить, а судья из меня хоть куда, она будет рада узнать тебя поближе. Никогда прежде не встречал леди с такой страстью жалеть других людей.
- Во мне нечего особенно знать, - пробормотал Орехх.
Трев устремил на него долгий задумчивый взгляд. Орехх, наоборот, не поднимал глаз от своих свечей. Трев не встречал никого, кто умел бы так сосредотаченно трудиться. Все остальные обитатели свечного подвала тоже были немного странными, иначе они здесь и не оказались бы. Однако маленький тёмно-серый человечек был странен с каким-то противоположным знаком.
- Знаешь что, надо бы тебе побольше гулять, мистер Прорехх.
- О, вряд ли мне это понравится, - заявил Орехх. - И позвольте напомнить, что моя фамилия произносится без "Про", спасибо.
- На футбол зырил когда-нить?
- Нет, мистер Трев.
- Тогда пойдёшь со мной на завтрашний матч. Конечно, я не игрок, но матч всегда смотрю, если удаётся, - объявил Трев. – Кажись, обойдётся без поножовщины. Сезон ещё не начался, все только разминаются.
- Очень любезно с вашей стороны, но я…
- Слышь, приду за тобой в час.
- Но меня же увидят люди! – в отчаянии возопил Орехх.
Но в голове он уже слышал голос её светлости, спокойный и хладнокровный, как всегда: "Не выделяйся. Стань частью толпы".
- Не, не увидят. Уж поверь, - пообещал Трев. – Я всё улажу. Лопай свой пирог. Я пошёл.
Он вынул из кармана свою любимую банку, швырнул её в воздух, пнул несколько раз, так что она закрутилась и засверкала, словно какое-то небесное тело, а потом изо всех сил наподдал ей ногой, в результате чего обанкана понеслась вперёд и с грохотом исчезла в соседней комнате, расположенной на несколько футов выше свечного подвала. Вопреки всем ожиданиям, там она, кажется, сама по себе остановилась, немного покрутилась на месте, а потом, к изумлению Орехха, ещё быстрее понеслась назад.
Трев непринужденно поймал её и сунул обратно в карман.
- Как у вас получается, мистер Трев? – спросил потрясённый Орехх.
- Сам не в курсе, - признался Трев. – Меня всегда удивляло, отчего другие так не могут. Всё дело в правильном вращении. Легче лёгкого. Увидимся завтра, окей? И не забудь узнать насчёт имени.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments